Do the aliens know that they aren’t alone?

Do they wake up at night, yelling:
You, ape-descendant motherfuckers,
Please, discover us already!
We, the mighty white lizards of кремниевого peninsula,
Are tired of living in the suspended state of infinitely slow animation.

Do they send funny colored balloons into butane stratosphere
That carry self-regenerating radios, broadcasting:
We need an active observer to propel our ilk out
Of the superimposed state
And into being:

to fornicate and lay down eggs
under the evanescent shadows
of ever paling triplet of dwarfing suns.

Do they anticipate us, the liberators of cosmos,
To descend and bring the so needed chaos
Into their so called lives?

Rejoice, the aliens, you are not alone:
We are in it together!

Рай майского огня

Жара. Седая ночь в алмазном ожерелье
Вспугнёт сверчка турундами шагов
Испуганный певец притихнет на мгновение
Чтоб вспыхнуть звуком вновь

Стрекозы на хуях как свечи в День Рождения
Пронзают пышный торт отобранных жуков
Упругие тела из терпкой карамели
Звенят от взглядов едоков

Рай майского огня. Луна взошла и села
Хрущей весёлый рой сплёл шоколадный нимб
Рассыпаны глаза на жемчуг сновидений
И наваждения нить продета сквозь зрачки

Июнь — заезжий тать. Хитин застыл в кастрюле
Гниёт ажурный переплёт из тонких жил
Пора лететь назад — тлеть ветошью в Июле
А в Августе кидаться на ножи

Беседка Цветущей дикости

Hut

“Подмерзающий лист пожелтел,
На каменьях темнеет иней.
Одиночество — мой удел,
Я пишу, околдован пустыней.
Кто мог знать, что у западных круч
Мне придется по свету мыкаться,
Где деревья до сизых холодных туч
И беседка Цветущей дикости.”

Чужая нищая страна

An Octopus and a Diver

Чужая нищая страна
Бежит безмозглых обобщений.
Коты в тени акаций. Тени
Баньяна в зарослях слона
Гаруды в зарослях камений

Костёр уходит в топь реки
Лихие джонки мутят воду
Собаки дремлют у реки
Туристы дремлют в непогоду
Торговцы держат кулаки

С глазами, красными от счастья,
Сойдёшь со стапелей без всплеска
В сырую мглу чужого леса.
Тебя обнимет мрак ненастья
Больниц, подвалов, поездов
Ликуй же, бешеный повеса!

И не найдут твоих следов.

Слоны Верблюды

Squirrel eavesdropping

Всё возникает ниоткуда
Особенно слоны
Верблюды
Они возникнут ниоткуда
И смотрят со стены

Который час на кухне чай
Шестой, грядёт девятый
Молчаньем одурманен мятой
Заварен утром сгоряча
Больной над термосом распятый

Свеча на низком полукруге
В тени её как серп плеча
Руками думать друг о друге
Ресницы трогают друг друга
Глазами зрение зачав

Всё исчезает в никудали
Тает как сахарин в алмазной пыли
Свеча залюблена глазами
Тает в паутине печали и тьмы
Остаётся огарок
Но и он исчезает, продолжая чадить

В плену осенней ипохондрии

В плену осенней ипохондрии
Поезда прекратите стучать
Я не стану покорным —
Я продолжу молчать …

Вода из крана струйкой в жизнь
Даёт путёвку пеплу чая
Бежит по трубам и визжит
Я очень по тебе скучаю

Ножи остры, тарелки грязны
Костры палений в бляшках белых
Болезнью воздуха не смею
Тебя рожать за марлей ватной

Прозрачна белизна тарелок
Пустыми кружками кофейными
Как ёлочными игрушками
Заставлен стол за исключением

Немытых клавиш, мыши серой
Хвостом виляющей как мелом
Ключей от дня не наступающего
Уже лет восемь или девять

А на разделочной доске
Следы орешков и укропа
Мы божьей милостью поэ
Тому нам так и плохо

Молодость

Полушутя, полуиграя,
Полусмеясь и полуплача
Взошла девица молодая
Над морем ужаса и страха
Взошла не чтобы светел путь
А чтобы вниз на всё взглянуть

Бочки горели, чадили шины
Топал на верную смерть без причины
С гранатомётом и толовой шашкой
В джинсах, без шапки и вне рубашки
Маленький мальчик с пречистым челом
За палиндромом шумел палиндром
За небылицами шли небылицы
Вышла из мрака младая девица
Вынула грудь из просторной туники
И потекло молоко по ланитам
Мальчика маленького лет пяти
Ищут пожарные и скворцы
Рыщут отряды народной милиции
Белки, бобры, чижи и синицы
Ищут везде, но не могут найти
Маленький мальчик на ёлку залез
Нет отвечают в гостинице мест
Маленький мальчик винтовку нашёл
Лом о смокинги гни комсомол
Маленький мальчик писал палимпсест
Мама посрёт, а папа поест
Маленький мальчик, герой-хулиган
Среди веснушек припрятал наган
Леда взлетела и солнце зашло
Долго по городу эхо плыло

Что я Гекубе и что мне Гекуба

что я ей говорила и что она понимала меня через раз
что я увидел и что меня действительно заинтересовало
что я чувствую и что мне от него нужно
что я самый умный и что мне никто не нужен
что я писал и что мне отвечали
что я не одна и что меня поддерживает целая армия
что я увидела после покраски и что меня порадовало
что я одинокая, разведенная женщина и что мне очень тяжело обходиться без секса
что я хочу делать и что меня заебал сосед с дрелькой
что я серьёзно болен склерозом? И что мне теперь, к врачу идти?
что я из Континентального детективного агентства и что он меня нанял
что меня клонит ко сну и что мне нужно остановиться
что мама меня спросит именно ЭТО и что мне ей сказать
что я стала наркоманкой и что у меня самая настоящая ломка
что я люблю тебя и что на мне лежат чужие руки
что я некрасивая и что у меня плохой характер
что я есть и что есть у меня, дал мне Ты
что у меня розовый подтон кожи и что мне пойдет пробник баз fair
что мне нельзя ничего доверить и что я вообще
что у меня есть гордость и что я не собираюсь скандалить
что мне очень хотелось обойти весь остров и что я несколько раз доходил до ручья
что сижу я пьян и что на мне лишь шарф

Хуже всего

Что может быть хуже, чем на ночь есть шоколад?
Упасть с балкона пятого этажа в холодную лужу и выжить
После врачам объяснять, что случайно сам
Гнулся на мяв потерянного котёнка всё ниже и ниже

А хуже чем заводить будильник на вечера семь часов,
Чтоб не проспать эпизод, в котором любимой актрисе
Добрый врач отрезает голову ножницами для усов?
Пропустить эту серию, наблюдая затменье луны на крыше

Но хуже, чем самому себе писать стихи о любви,
Признаваясь в быстрых изменах с северным ветром,
Могут быть только тёплые слёзы в густой пыли,
Записка в фартуке: ненавижу тебя и твои котлеты

Хуже, чем тронув закрытую дверь в туалет
Воздавать очи долу и говорить “как всё нелепо”?
— Отравиться попкорном, наблюдая нечистый свет
На простынях, превращаемых ветром в пустое небо

Делос

Fuck You

Я живу как боги
В скучном достатке величия
Хочешь бабу из праха – похить
Но знай: не поймут
Ни порученцы, ни молельщики, ни ликурги.
Как не крути — выходит не складно,
На пол-пути остановись,
Брось на безымянном необитаемом острове
Мчи в Индию за топорами.
Сколоти помост, занавесь гирляндами выход
Стучите! И вам откроется,
Жгите, и пепел станет ячмень через две зимы,
Вейте, и вёдро раззявится небо индиго,
Жалом сломанной прялки притопывая сквозь скрип
Будто вдали брешут псы
Осклабясь на бамбуковую двуколку,
Запряжённую низким солёным солнцем.

По буеракам, огибая чертополох,
Ветками выстлана прямая линия.