Наверх в подвалы

Doctor Evil Zoom

Наверху всё будет как при коммунизме + вечная жизнь. Это само собой разумеется, и простое противопоставление “лежать в сырой земле” и “лететь над облаками” предполагает, что над облаками легче и лучше. Но предположим, что над облаками не вполне ВимВендерсовские ангелы, что звёзды — это свечи в тёмном подвале вселенной, а луны и планеты — это гробы с мертвецами, на солнце жарят грешников, на метеорах мчатся черти.

Обычно так не предполагают, и поэтому мы видим новые модные мультфильмы Up! (Уп?) или Fly Me To The Moon (Взмухни меня на Луну?). Мультфильмы, как я писал ранее, это последнее прибежище киноправды. Они совершенно настоящие, в отличие от кино, и истории старика улетающего на небо за долгожданной мечтой или отправляющего туда внуков — это сбывающаяся сказка нас, зрителей, это мы отправимся наверх в ветхом домике/будем смотреть по телевизору внуков в скафандрах, кто на что учился. Все любившие Простоквашино в самом Простоквашино переехали в Москву и купили ковёр и телевизор. В том что мы улетим на Луну сомнений нет, вопрос только в том будет ли там действительно хорошо.

Американский астронавт смутно намекает, что в космосе может быть точно так же как и где бы то ни было. Человек с Луны Милоша Формана оказывается не совсем про Луну (новомодный Бруно стырил у старика Формана персонажа и убрал всю метафизику). Человек с Луны всё же отсылает к сказке, к Незнайке, который упал оттуда и оказался хворым американским комиком. Первые на Луне предполагает, что на Луне не так уж и хорошо, что там может быть плохо. Но по-прежнему Луна, недосягаемая Селена, полна очарования или по крайней мере тайны, к которой тянет.

Но наконец вышел фильм-ренегат, отщепенец, и, по большому счёту, проходимец, просто Луна. И в нём высказана какая-то ещё одна интеллигентская правда, что-то, о чём лают собаки левобережья — о Судьбе Человека. В этом фильме летающие гробы — это если не планеты, то луны точно. Летающие гробы, в каждом из которых живёт бобок промышленного образа, точно такой же, как и соседний бобок. Хор их голосов не складывается в полифонию, а выводит единый марш.

Фабула Луны линейна, и, в отличии от гуманистических произведений, никакого развития личностей не предполагает. Но происходит, или, по крайней мере, может происходить, изменение самого зрителя — пусть небольшое, крохотное измененьице. И хотя это плохое кино, скучное и убого снятое, приходится думать о правде, порождаемой просмотром этого фильма.

На лунной орбите добывает экологически чистую энергию тихий астронавт. Его контракт на три года вот-вот закончится и он полетит к жене и дочке, как в потолке открывается люк, он начинает видеть штучки: зыбких людей в креслах и всё такое. Его луноход врезается в лунный газгольдер пока он бредит парящей в небе нимфой и тут начинается то, ради чего всё затевалось.

Появляется ещё один Он, который и спасает засыпанного. Нет, не Солярис. Все персонажи в фильме клонированы с оригинала, который давно на Земле, а может, и не улетал с неё никогда. Что в каком-то смысле хорошо для евреев, ибо клон №1 не малахольный астронавт, что было бы уже совсем скулосводяще, и его безумию и распаду есть вполне техническое объяснение: накопление ошибки в ДНК клона. Что тоже скучно.

Зато неугомонная левая интеллигенция тут же написала, что вот. Дожили. Смотрите, какая новая ступень отчуждение от своего труда и вообще от всего, от самого себя. На работу отправляется человеческий клон, который полноценная личность! Клоны вполне себе сознательны, с имплантированными воспоминаниями или чем-то таким, хлёстким. Их сперва дурят роботы, но под конец каждый из них знает, кто он, но не знает как ему жить с этим знанием. И, конечно, какая гуманистическая трагедия, как всё ужасно, технология лишает нас человеческого статуса покруче дыбы. Любопытно, что в финале одни клоны дурят другого такого же — на время, из благородных побуждений спасти всех.

Однако сообщество клонов не видится мне сугубо негативным. Я считаю что это порождает упущенный критиками момент, а именно множественность Я, в которой создаётся новая коллективная сущность. Как только идея того, что оригинала нет, и они все клоны, вполне оседает между дублями, они начинают себя вести совершенно уникально для коллектива — они не соперничают между собой в процессе достижения цели. Им в каком-то смысле всё равно, кто из них осуществит задуманное, поскольку ни один из них не аутентичен, и все они одинаковы. Таким образом они есть сеть Я, (грядущая социальная ячейка может называться сетья) которые в рамках свой субъективности принимают строго рациональные решения.

Смешную роль в фильме выполняет робот Тотоша, помогающий своим подопечным строго в рамках их субъективности. До тех пор, пока они не знают, кто они такие, он заботится об их благосостоянии в контексте предписанной наррации. Когда наррация сменяется, и обман оказывается вскрыт, робот остаётся верным принципу помощи, а не предписанию, действию, а не тексту. Он помогает клонам бежать с базы и рассказать Землянам об истинном положении дел. Он даже совершает ритуальное сепукку, обнулив себя кэш — так в драматическом произведении лучший друг главного героя принимает яд, чтобы под пыткой горячим шоколадом не выболтать тайну рубинового колье. С перезагруженого робота снимают жёлтый стикер с его именем, Монитор3, тем знаменуя новый виток колеса сансары в голове железного дровосека.

Робот оказывается самым человечным персонажем, верный собственным принципам, а не меняющейся картине мира. Робот готов умереть за свою правду, в то время как клоны, составив коллективную сущность, оставляют умирать слабого, позволяя сильному сбежать. Действуя, так сказать, ризоматически. И это суперрациональное эго находится у сети Я, у тотально коллективной сущности снаружи. Суперрациональное эго ничем не репрессированное в отсутствии обособленного Я и его требования, по-прежнему невозможные (уничтожить целиком ситуацию клонов, работающих на Луне), перестают быть хаотическими желаниями и заменяются морально-аналитическим дискурсом.

Что и представляет фундаментальную проблему, над которой мог бы задуматься неискушённый зритель.

Другими словами: из Москвы в Нагасаки, из Нью Йорка на Марс

Perspective

The catch of this not-too-complicated composition is not just age of the depicted, which increases with distance, thus signifying time passage and growing distance between the gaze and the reflection. The attention focal point counterbalances this apparent narrative line. What heroines see is in reverse to their size, it is narrowed down to a phone display for a young girl, while expanded to the whole scene for an old lady.

Инженеры, апостолы Хроноса

Давным-давно дети отрезали папе Хроносу яйца, бросили их в море, и из пены взошла жизнь.

Ignore This Text

1750

В этом году Британия правила не лишь морями, но такоже и миром. Вошёл человек, вида неубедительного, и говорил долго. Выяснилось: время неверно на много дней. Человек объяснял и доказывал: двенадцать дней! Мы отстали на двенадцать дней. Отстать на тринадцатый было бы летаргично.

Англия не могла отстать на 12 (двенадцать) дней. Компасы и астролябии не должны быть неверны. Но если были, то обязаны были быть выправлены. Тень гномона должна быть восстановлена. Ибо если верить взволнованному человеку, Англия отставала на двенадцать дней вместе со своими вассалами.

Тогда было решено перевести часы на 12 дней вперёд, расправить паруса и плыть вперёд в предверии труб.

3 сентября 1752 года, Четверг

Указ о приведении в соответствие Начала Года и изменении Календаря, коий ныне находится в пользовании, был принят в 1750 году. В частности, он гласил:

4 сентября 1752 года, Пятница

На основаниях законческих год Господа нашего в Англии берёт зачин на двадцать пятый день Марта, кое число опытным путём было найдено приносящим многие неудобства, не лишь состоящие в различии употребления соседними народами, но такоже сопряжёные с методом законческих вычислений в Шотландии, и от общности употребления во всём королевстве, через что происходят частые ошибки в датах деяний и прочих писаниях, тем порождая споры;

5 сентября 1752 года, Суббота

И принимая во внимание что сей календарь находится в пользовании всех его Величества Британских доминионах, прозываемый обыкновенно Календарём Юлианским, обнаружен быть ошибочным и приведшим к тому, что весеннее равноденствие, каковое во времена генерального консула Ницы в год Господа нашего триста двадцать пятый приходилось на или же близко к двадцать первому дню Марта, ныне приходится на девятый, а то и десятый день того же месяца;

6 сентября 1752 года, Воскресенье

И названная ошибка всё возрастает, и, не будучи исправленной, с течением времени приведёт к выпадению нескольких равноденствий и солнцестояний в году гражданском, сильно разнясь с тем, где были они прежде, что могло бы смутить персон несведущих о подобных изменениях; И принимая во внимание метод исправления календаря таким манером, чтобы равноденствия и солнцестояния могли в будущем выпадать рядом с одними и теми же назначенными днями, в которые то же происходило в указанные времена генерального консула, был установлен и теперь практикуется почитай что всеми народами Европы; И принимая во внимание, что это будет всецело удобно купцам и прочим персонам, соотносящимся с другими народами и странами, и поможет предотвратить ошибки и споры касательно дат писем или же счетов, если подобное исправление будет принято и установлено в его Величества доминионах:

7 сентября 1752 года, Понедельник

Повсеместно во всех его Величества доминионах и странах в Европе, Азии, Африке и Америке, принадлежащих или же вассальных короне Великой Британии указанное основание, согласно которому год Господа нашего берёт зачин на двадцать пятый день Марта не должен будет находиться в употреблении начиная с и после последнего дня Декабря одна тысяча семьсот пятьдесят первого; И что первый день следующего Января, идущий за последним днём Декабря, должен считаться, быть признан и учитываем как первый день в году Господа нашего одна тысяча семьсот пятьдесят второго;

8 сентября 1752 года, Вторник

И первый день Января, каковой случится следующим после указанного первого Января, должен быть признан и учитываем как первый день в году Господа нашего одна тысяча семьсот пятьдесят третьего; и так далее во все времена первый день Января всякого следующего года должен считаться, быть признан и учитываем как первый день года, и что каждому новому году следует соответствует зачинаться и быть отсчитываемым от первого дня всякого воспоследующего Января, идущего поперёд двадцать пятого дня Марта, с коего иначе бы таковой год согласно настоящим законоположениям начинался бы и считался;

9 сентября 1752 года, Среда

И что начиная от и после указанного первого дня Января одна тысяча семьсот пятьдесят второго всяким дням каждого месяца следует продолжаться и быть считаемыми в том же порядке; И что праздник Пасхи, а такоже иные переходящие праздники, шествующие следом, устанавливать тем же методом, каковой и ныне находится в употреблении, вплоть до второго дня Сентября года одна тысяча пятьдесят второго включительно; и что день, естественно наступящий за указанным вторым днём Сентября, следует называть, считать и полагать быть четырнадцатым Сентября, пропуская лишь для этого раза одиннадцать промежуточных номинальных дней общего календаря;

10 сентября 1752 года, Четверг

И что всякие естественные дни, каковые воспоследуют и продолжатся после указанного четырнадцатого Сентября должны соответственно называться, считаться и нумероваться возрастая в численном порядке от указанного четырнадцатого Сентября, согласно порядку и следованию дней, используемому в настоящем календаре; И что все указы, деяния, письма, записи и прочие инструменты, любой природы или типа, церковные или гражданские, общественные или же личные, которые должны быть приведены в исполнение или же подписаны во время или же после указанного первого дня Января одна тысяча семисот пятьдесят второго года, должны иметь дату согласно новому методу законческих вычислений

11 сентября 1752 года, Пятница

и что для двух установленных дней Святой Хилари и Святого Михаила, в Англии, и гражданский суд в пфальцграфствах и Уэльсе, и также суды четвёртых сессий и сессии суда мировой юстиции и все прочие суды, любого свойства, будь то гражданский, уголовный или церковный, и все встречи и собрания, будь они политического или корпоративного характера, как для избрания членов правления, так и участников, или же для осуществления членами правления привычного руководства, или для любой другой надобы, каковая, согласно закону, уставу, обычаю или употреблению внутри этого королевства или любого прочего доминиона или стран, являющихся субъектами или принадлежащих короне Великой Британии, полагается проводиться и содержаться в любой заданный или известный день любого месяца (кроме таких судов, каковые обычно проводятся или содержатся во время ярмарок или базаров), надлежит время от времени, начиная от и следуя за указанным вторым Сентября, проводить и содержать в те же номинальные дни и в то же время, что и ныне, но которые должно вычислять согласно указанному новому методу нумерации и подсчёта дней в календаре, оговоренному выше, то есть на одиннадцать дней ранее соответствующих нынешних дней в которые проводятся и исполняются любые законы, уставы, хартии, обычаи или употребления, находящиеся в календарном противоречии сему установлению.

12 сентября 1752 года, Суббота

.

13 сентября 1752 года, Воскресенье

Calendar

Сэр Уильям Турель

William Tyrrel

Был помещён в “Башню Бишана” лондонского Тауэра, где его продержали почти два года. Ордалия закончилась в 1543 году. После освобождения карьера сэра Уильяма, рыцаря, мало напоминала военную — он стал официальным шпионом двора его величества и служил послом для выполнения сомнительных операций. В самом начале своего заключения, в 1541, он нацарапал на стене камеры строки “I wish the time were destroyed; My planet being ever sad and ungracious”.

Между 1599 и 1601 годами Уильям Шекспир заканчивает Гамлета, одним из лейтомтивов которого становится фраза “the time is out of joint”. В момент, когда дух короля Гамлета раскрывает собственное убийство, принц говорит: “The time is out of joint: O cursed spite, That ever I was born to set it right!”

В русском переводе, выполненном К.Р. (кому, кроме него, переводить Гамлета на язык родных осин), это фраза звучит как “Порвалась цепь времен; о, проклят жребий мой! Зачем родился я на подвиг роковой!”. Однако Делёз в “Критике и Клинике” использует французский вариант от Льва Шестова, “Время утратило свой стержень”, один из девизов русского “философа”. Делёз говорит об утрате стержня как о симптоме изменения, о требовании нового понимания времени. Гамлет становится первым героем, которому нужно время, чтобы действовать, тогда как для всех предыдущих героев время было лишь обстоятельством их действия.

В 1959 Филип Дик пишет историю под названием “Time Out Of Joint” о человеке, который живёт в тихой американской глубинке 1959-го года. Уже несколько лет он зарабатывает себе на жизнь участием в газетной викторине, всегда успешно угадывая где спрятаны деньги. Проблема вскрывается, когда герой замечает, что люди вокруг используют архаизмы, в 59-м году уже не имевшие хождения. Так выясняется, что человек живёт в сконструированной реальности, которая приходится на 1998 год. На самом деле он находит не деньги, а точки будущих ядерных ударов в войне между Землёй и Луной.

В 1998 году японское телевидение запускает в продакшн реалити-шоу в котором ничего не подозревающего человека голого помещают в запертую квартиру. Его задачей становится выиграть 100 000 йен, чтобы завершить своё заключение. Это занимает у него полтора года. Всё это время он участвует во всевозможных телевикторинах, вырезая из газет купоны. Его показывают по телевизору 24 часа в сутки. Когда он собирает необходимую сумму, устроители сообщают о том, что он стал звездой телешоу, что у него миллионы почитателей, и отправляют в парк развлечений в Корею, где снова запирают в номере, и где, без знания корейского, он должен собрать деньги на обратный билет. Через три месяца он возвращается в Японию бизнес классом.

Технически, в случае и Туреля, и Шекспира The Time означает всего лишь текущее положение дел. Однако, их высказывания интерпретируются как нечто большее. Время перестаёт вращаться, перестаёт быть цикличным. Порвалась связь времён — говорит Гамлет в другом русском переводе в соответствие с идеей разрыва круга перерождения, нарушения зодиакальной механики. Но Время не порвалось — его стало слишком много, ибо о нём слишком много говорят. О нём слишком много говорят, потому что его слишком много. Нейтральное высказывание о состоянии дел превращается в итожащую максиму, когда есть время задуматься о нейтральности высказывании.

Время, как у Филипа Дика, так и в японском реалити-шоу уже не двусмысленно. Вновь повторяя сюжет, даже внутри самих историй, время здесь выступает как его движущая сила. Сами действия становятся личинами, в которые рядится время. Уже без околичностей оно выступает здесь как главный герой. Предъявляется его характерная черта — цикличность: действия имеют начало и конец, но никогда не заканчиваются, повторяясь снова и снова в вариациях на тему. Повторениям подвержена и сама отправная точка, момент перегрузки временем. Время продолжается оставаться цикличным, хотя герой не всегда может совладать с его избытком.

История сэра Уильяма Туреля, само по себе ни в чём не оригинальная, продолжает повторять себя и до и после. Избыток времени делает время препятствием, которое нужно преодолеть. Именно это бремя хочет уничтожить сэр Уильям Турель, и под этой ношей его планета становится неблагодарной и полной печали. Время навалилось на него всей своей тяжестью.

кротик, пряжа и строгий серёга

На подоконнике, едва нагретом осенним закатным солнцем, сидела рыжая пушистая белка по прозвищу Кротик. Кротик ел яблоко. Он спрыгнула с дерева, которое каждый октябрь приносило пару вёдер антоновки, а каждое лето дарило обитателям кирпичного дома прохладную сень. В доме стоял полумрак, рождённый слабым светом, доносившемся через окно.

В кресле-качалке сидела полуголая девушка и вязала себе насисьники. Ноги её укрывал тёмно-синий плед. Скоро настанет зима, лютое, саблезубое время года, и нужно было защитить нежные части тела от колкого холода. Пизду и подмышки девушка не брила с сентября. На круглом деревянном столе лежала пряжа — большие мохнатые клубки ворсистой нити. Здесь были жёлтый, малиновый и коричневый мотки. Даже сам вид их успокаивал, бормоча шерстяными струнами о том, что победа останется за 36.6.

В соседней комнате, раскинув руки так, что левая ладонь болдалась в воздухе, лежал Серёжа. Простыни блестели жёлтыми. Короткая стрижка, прямой нос и тонкие губы смотрели вверх. Сорочка застёгнута под горло. Глаза были закрыты и под белыми веками с короткими ресницами взад и вперёд бегали холмы зрачков.

Мерно стучали спицы.

Разочарование в технологии

Блядство — нихуя модные плагины не работают, RSS пиздит чужие посты, и твердь кишит червями.

Можно сказать следующее: чем сильнее будет отличаться по складу характера персонаж, в который кто-то хочет воплотиться, от него самого и чем дальше отстоит желаемая историческая эпоха от времени, когда он сам живет, тем более условные, наивные и даже примитивные формы будет принимать его поведение и весь ход спектакля.

Станислав Лем, 1964

Белое золото

MILK

Говорят, что цена на молоко утроилась за последние два года

Говорят, правительство решило выдавать руководству крупных финансовых компаний карточки на молоко. Чтобы можно было увольнять, мотивируя тем, что ещё молоко на губах не обсохло.

Говорят, что лишние соски коровам отрезают. Лишние по отношению к доильному аппарату, конечно.

Говорят, что в Бруклине есть место, где можно заправиться бензином по 3.17 за галлон.

Устав Свободного Блоггера

Пока наши друзья, родные и близкие томятся в казематах ЖЖ — мы будем продолжать борьбу! Мы знаем, каким должен стать мир — ибо нам им править.

Контент должен стать свободен от оков рекламодателей. Банеры империалистических прихвостней — сброшены на дно помойной ямы мейл-спама.

Копирайт должен быть повержен. Сценарии для Голливуда станет писать twitter community с двадцатипроцентным участием фокус-группы “девки-на-диете”.

DIY технологии станут лидерами продаж, корпоративный брендинг канет в небытие. Современная компания Napster будет повешена на первом попавшемся небоскрёбе за измену идее свободного обмена информацией. Прежняя компания Napster восстановлена из мёртвых и канонизирована.

Bittorrent будут преподавать в школе. Amazon.com станет open source проектом. Слово “google” станет синонимом слова “stuff”.

Ассемблерный код приравняют к поэзии обэриутов, сиквел к верлибру.

Microsoft перенесёт свою штаб-квартиру в Бангалор. Стива Балмера наймёт неприкасаемый, чтобы CEO ходил в его тени.

Деньги буду заменены хитами. У кого нет хитов, тот регистрирует свой сайт на lamer.gov. Правительство кликает сайт пятьдесят раз в день. Если за три месяца все хиты фейковые, то акаунт закрывают, а блоггера отправляют в Тихуану копать батат.

Cто тысяч хитов будут называться золотым MP3.

И тогда блоггеры заживут беззаботно и креативно.

НЭП: ослепительно и дешёво

После перехода от военного коммунизма к Новой Экономической Политике организация, выпускавшая агитационные плакаты, стала заниматься и товарной рекламой. Перековывая традицию лубка на всем доступные орала, Окна РОСТА рекламирут новую продукцию.

Всем попробовать пора бы
Как вкусны и нежны крабы

или

Товарищи девочки,
Товарищи мальчики!
Требуйте
У мамы
Эти мячики

Стишки пишутся лесенкой, их основной автор — В.В. Маяковский. Они ясны и понятны, но порой напоминают nursery rhymes своими двусмысленностями:

Лучше сосок
Не было и нет,
Готов сосать
До старости лет.

Ср. с

I love little pussy,
Her coat is so warm,
And if I don’t hurt her,
She’ll do me no harm

Continue reading

Horned Ass of Africa

Геродот упоминает однорогого козла из Африки в 3-м веке ДНЭ. Со временем этот козёл претерпевает множество изменений. Из небольшого козлобородого, с львиным хвостом и раздвоенными копытами существа он превращается в белоснежного, схожего с лошадью, единорога. Проследим части пути этого превращения.

История чёрной мессы начинается в X веке. Инквизиция называет чёрной мессой пародию на христианские служения, часто обряд причастия. Чёрная месса используется инквизицией как универсальное обвинение в ереси. Ему подпадают начиная от отдельных неугодных (от нерадивых жён до строптивых монархов) вплоть до крупных групп (тамплиеры). Одно из самых распространённых описаний состоит в том, что чёрную тыкву поливают козлиной мочой, чем профанируют полив вином пресного хлеба. Подобное кощунство заслуживает костра, который горит с 12-го по 15-й века.

Параллельно распространяется мотив непорочной девы, на колени которой склоняет голову единорог. Единорог неуловим и имеет лишь одну слабость — девственницы. Как только одна из них усаживается в лесу и сидит там всю ночь, то под утро к ней приходит единорог — с тем, чтобы с первыми лучами зари опустить ей голову на колени. Первые лучи солнца пронзают кисейную пелену тумана, и в свете блеснувшей радуги мы видим идиллическую картину гармонии и нежности.

Continue reading