Чем отличаетя человек от животного? Один критерий, такой, чтобы наверняка — я всегда думал об этом, никогда не переставал перебирать сухой пятернёй комковатые рассыпчатые мысли. Страх, любовь, артикуляция, две ноги, улыбка, слёзы — пеликан. И так постоянно — наберёшь гроздь ежевичных свойств, нанижешешь на тонкий капрон и шагаешь, шелестя скатывающимися на нижнюю дугу чётками. Мстительность, щедрость, ярость, трость, мариенгоф, бурлюк, шлепок по лбу — слоны.

Человек отличается от животного метафизикой.

Совершенно точная, законченная, неопровержимая характеристика — непробиваемо верно, стоит лишь вдохнуть “метафизику” поглубже.

http://www.livejournal.com/talkpost.bml?itemid=19649538

где взять, где взять … как в том анекдоте про мужика с окровавленным топором: гда взял, где взял … КУПИЛ! Мой грустный товарищ однажды в минуту ненастья (осеннего, душевного, душного) спросил: знаешь сказку про красную шапочку? Жила была белая шапочка … А пото её ударили топором по голове и она стала красной. А потом сошёл с ума, а потом ушёл в монахи, а потом снова сошёл с ума, а потом стоял тихий в магазине продовцом стиральных машин и читал книжку об изгнании дьявола, а потом женился на толстой короткой бляди, называвшей себя поэтесса и писавшей редкостно мудацкие слова в строчку. Да, лирика всё это, несомненно …

Так вот, уважаемые квартиросъёмщики, вопрос об обиходе стен остаётся открытым пуще проскваженных окон. В отвечаемом посте затхло потянулом душком слова luxury, тихим скверным уютом. Не было ключего слова “нора”. Не было Кафки, а была дворницкая Андрея Платонова — страдания от дворницкой, фотоколлажи неведомого Эрнста на заплёванных обоями стенах. Что говорит об отсутствии квартирно-душевного кризиса, кажущегося было быть готовым к поднятию у респондента А.

Коммуна никак не может залечить, напротив — разве что изъязвить, втыкать иглы цепочки туалетного бочка в межрёберные промежутки (жутки). Это касательно высоких потолков и старинного спокойствия — оксюморон этих словосочетаний на пространстве коммунального быта блещет. Комната белой эмалированной краски дверей, капли натёков на гофрированных углах, стёртый до чёрных волокон древесный пол красной краски вдоль стены …

Я вот, к примеру, мечтаю о своей норе — а у меня нет, вот я и перекати, вот я и переполе. Нельзя ведь без норы, без неё всеобщий пустырь, и ты без перегородок и пронизающий ветер и проницающие липкие взгляды. А норы нет — приходится брать нору взаймы, но нора по займу — это симулякр норы, она не работает вполне, не городит. Нужна кафкианская нора, её строить надо, радеть …

Я рассматриваю проблему дома как кафкианской норы. По крайней мере мне эта проблема близка именно в такой постановке.

Достаточно долгое время для впечатывания в память я говорил, когда чувствовал себя эмоционально худо — мне бы вот такую нору, такой холм, а в нём нора — а там так сухо, где можно лежать в тепле, когда слышишь как у входа в нору реет вьюга и шумит дождь ли, листопад.

Потом я повзрослел, прочёл Кафку и озаботился вопросом охраны норы, вопросом безопасности нор вообще. Также как и вопросом — жить ли в норе или притаится поблизости, выжидать нападения, быть готовым к его отбитию.

Иначе, генераля квест — вопросом нор.

И, не будучи этногенетически никем определённым хочу поделиться некоторыми выводами и чаяниями о занятии потенциальной этнической ниши.

Нора — я настаиванию на использовании именно этого термина в дальнейшей дискусси, ежели таковая состоиться, в ввиду богатства референционного базиса как для меня лично, так и в культурном контексте в целом (хобиты толкиена, кафка, сакральность вообще нор, …, до толкования сквозь фрейда включительно) — нора есть первостепенный по важности механизм всякого развития. Не контейнер, каковой позиции придерживание есть вульганость и непонятие, но механизм. И отсутсвие норы (т.е. отсутсвие механизма развития, его калечная неполнота) рождает отнюдь не классически беспочвенную русскую интеллигенцию, но напротив: люмпен-пролетариат во всём его неприглядном шелушении.

И я, по идее, должен был бы примкнуть к этому вялоколышещемуся планктону в силу происхожденя и условий дальнейшего проживания. Но судбье было угодно распорядиться иначе и он хранила меня почище Евгения — до 6 или 7 лет моё бытие протекали в счастливом обиталище, комфортабельнейшей норе с бабушко-дедушкой (советская эпоха, военный городок в центре города, дед — отставной прокурор таврической области, что простиралась от Крыма до Одессы), выездами в огромный (тогда, сейчас он скукожился и осыпался) деревянный дом за городом с мёдом, ульями и профессором этимологии Семёном Людвиговичем Делямуре в качестве гостеприимного хозяина, с разговорами о ленточных червях и кишечных паразитах за ужином :-)

Я намеренно сбивчив.

Это духовня колыбель, это чувство спокойствия по возвращении в СВОЮ квартиру и в ней в СВОЮ комнату фактически составляют фундамент моей эмоциональной подоплёки.

Контрастно в дальнейшем я имел опыт проживания в панельном и иногоэтажном “кооперативном” доме, моё взросление должно было бы пройти там. Дискомфорт и ощущения нестабильности, зыбкости и неважности происходящего родились у меня именно в этом месте, в этой перверсивной архитектурной клоаке.

Моё развитие, моё формирование как человека творящего, как демиурга происходило исключительно в условиях ощущения обособленности, в состоянии спокойствия за свои рубежи и концентрации покоя в силу созидания.

Без фундаментального ощущения дома как места всей жизни творчество не может быть начато — ибо, не путаясь в определниях, можно с уверенностью сказать, что творчество всегда есть приращение к базису, нора же и есть тот минимальный базис, та нулевая аксиома, без которой все прочие аксиомарности впадают в схоластику в аспекте её вырожденности и пустомельства.

На текущий момент норы у меня нет. И это факт с течением времени угнетает меня всё более и более, банально начинает сводить с ума. Отнюдь не мещанские идейки о нажитии боХатства в виде недвижимости, но отправная точка интеллектуальной деядельности и эмоцианального комфорта.

Посему, несмотря на распространённое заблуждение о космополитизме персонажей мне подобных, я очень завидую и хотел бы и сам отрыть себе нору в небольшом леcочке :-)

Вопрос в том, что не имея норы я сознательно выбираю путь коспомолитизма (человекомирности) с тем, чтобы, пройдя по этому пути изрядно, осесть, и, радарно, — врости и укорениться.