Свистопляска таинственных брылей

Чик-пик, чик-пик
Чик-пик, чик-пик
Чик-пик, чпокс!
За таинственными брылями захлопываются ворота

Часть вторая, искажённая
Кривизна-кривизны
Кривизна-кривизны
Кривизна-кривизны
Чох!
Перед таинственными брылями произрастает бурьян

На брылях живут бакенбарды
Живут и не дуют в дуду
Слагают песнения барды
О брылях, попавших в острог

Брылям приносят мешок кучкудука и пудрят
Брыли румяными капают каплями пота

Порос наш мех чертополохом
Чертополохом
Чертополохом
Порос наш мех чертополохом
И вот!

Часть третия, вероломная
Крылобыл свистает эх-ма
Эх-ма, лацкан разорвали
Чик-пик!

Бригада реаниматоров

Приезжает бригада реаниматоров к маразматику. А маразматик сразу понял, что не врачи они, а шаромыжники, и выгнал взашей шантрапу заезжую.
Уехали, не вылечили.
А человек и вправду болен был.
Он рисовал на стенах схематичных палочных человечков, держащих в паучьих лапках исполинские венозные хуи, и не помнил, кто это сделал, обвинял внуков, которых у него не было, ибо человек был сравнительно молодой, хотя начальник реаниматоров, которых человек себе вызвал, когда увидел бурый кал на подоконнике, был много моложе, а также шире в плечах и кряжистее. Старший первым заприметил ломкий отблеск в глазах больного и поспешил бежать, потому что привычны ему были бездвиги, к ним подводить провода на много вольт-ампер и дёргать как лягушек, а с придурками у бригады всегда были нелады, один раз воскрес один, намаялись, насилу утихомирили, а он ещё вывернулся и на водителя нассал и рафик после долго вонял.
А так как маразматик все эти испражненческие темы не любил, и считал дурным вкусом их помнить, то он блеск в глазах усилил так, чтобы санитары сбежали, а сам убрался быстро в квартире, вывесил кулёк с мусором в окошко и стал ждать вызванного сердобольными соседями сантехника.
Сантехник пришёл, а маразматик уже окоченевает под окном, и батареи не греют, а где кран — забыл как спрашивать — крутит себе ухо, а ему не теплеет, больной человек.
Не спасли, конечно. Хотя сантехник с ключом носился, кипятком шпарил, гайками звенел — всё впустую.
Реаниматоров повторно и вызывать не стали.
Псих психом, а умер на полу.

Микки Мауs 75

Мышь ушастый, где твоя милая мыша
За далью даль
Тянет ладошку, приветлив к входящим
Перчатна длань

Милая мыша в короткой юбочке скачет
За былью быль
Дырчатый сыр в переднике прячет
И рыбу горбыль

алкоголинеры (лакедемоническое)

В среднем — я пьян.

Спать очхоч (охоч до сна).

Пойду встречать сон, как галерный породистый раб — зубы белые, кривоватые и растут в беспорядке. Член напружинен. Он-сон заглянет под губы, увидит след пасты и простит: заберёт от барабанного боя, вёсельного плеска и кандального звона. Декурион рекрутирует чистюлю для нужд центурии*. Надобы войска — свежий фураж поставлять скоту, быть выносливым в походах и войнах, не унывать на привале, насвистывать в марше — я всё смогу. Только бы сняли с постылой баржи, только бы расковали, только б не снилось, будто гребу и гнусь. Чтобы не снилась гнусь.

Мечта онейрика — короткий меч с гарпуном-загогулиной, им орудуя выбить трезубец из рук напавшего, выдернуть рычагом и стоять, примеряясь. Драчливый сон, азарт и кураж, не стыдно ложиться. Короткий искусный меч не для сечи и крови, а для фехтования — быть им умельцем, сновидцем. Против подлой нептунной сети — веретеном нанизать и рвать, каждый вечер.

Спать спартански — и пасть на меч, дабы не выдать сна, дабы не выйти вон из него. Спартанский короткий драггер, специально для рукопашной. Чтобы, навстречу яви, раскрыв объятья, и, из-под туники вырвав — резать наотмашь — рубить пробужденье, пусть дохнет.

*Чужерукие сны варварских дней грядущих, пока шагаем фалангами неуклюжие мы, гоплиты — идём монолитом.