С японского (с английским подстрочником)

borisl мне книжку подарил, с картинками, Хирошиге называется, про птиц и цветы. На многих птицах и цветах сбоку таяться иероглифы, которые хокку. Вот они-то мне и были нужны:

Хатсу хи но де
Куни ни сакаи а
Накари кери

Новый Год прошёл
И границы на ключ
По всей стране

Цубаки каре
Очиру шите кара
Хаки джосё

Жухлость камелий.
Остаётся подмести
То, что опало

Вышеприведённые камелии есть пример так называемого хонкадори, т.е. аллюзивной вариации на хокку Другого, в данном случае — поэта Яха, ученика Басё, писавшего:

Хаки сёджи
Шите кара цубаки
Чириникери

Подметено.
Лепестки камелий
Нападали вновь

пер.мой

Originally published at Черенок от лопаты. Please leave any comments there.

С японского (с английским подстрочником)

borisl мне книжку подарил, с картинками, Хирошиге называется, про птиц и цветы. На многих птицах и цветах сбоку таяться иероглифы, которые хокку. Вот они-то мне и были нужны:

Хатсу хи но де
Куни ни сакаи а
Накари кери

Новый Год прошёл
И границы на ключ
По всей стране

Цубаки каре
Очиру шите кара
Хаки джосё

Жухлость камелий.
Остаётся подмести
То, что опало

Вышеприведённые камелии есть пример так называемого хонкадори, т.е. аллюзивной вариации на хокку Другого, в данном случае — поэта Яха, ученика Басё, писавшего:

Хаки сёджи
Шите кара цубаки
Чириникери

Подметено.
Лепестки камелий
Нападали вновь

пер.мой

Ёбанус в ротус

За букву Ё я всегда горой.

Писал трактатусы, не слишком логические, но в меру философские, и прятал их под влажную подушку. Клеймил редакторов и наборщиков, витийствовал по поводу распутных метранпажей, обвинял типографии в лицемерии и безразличии. Потом аксёнов с поляковым устаканили Ё проект, а я младодулся — вот, придумал, но молчал, ибо гордячка, а они сделали, и им теперь почёт и История. На деле, примерно в одно и тоже время.

Борьба за букву ё медленно выродилась в очередной рефрен высоколобого интеллектуала, сродни протеста бунина реформе синтаксиса русского языка. Ятированные уверенно проигрывали на письме, оставаясь в речи и тем сближая русскую письменность с романо-германской — пишется всё более отлично от слышится. Исторической разницей являлись не захватнические гунны и долгие пертрубации, а долбоебизм и нерасторопность, но хоть так.

Читая уже откостерённого мной Болмата, споткнулся на фразе грызли украшенные ночными потеками сухарики и долго таращился — что за потеки, и почему я никогда не украшал ими свои многочисленные сухарики? Неужели этот болтанный автор знает хоть одно слово, которого не знал бы я? Это было бы нежданно. Полез в словарь Даля, предполагая в потеках анахронизм, где, наконец и разрешил свои стряпчие трудности:

ПОТЕКАТЬ, течь исподволь. У нас бочка потекает. Потечь, потечи, стать или начать течь. Ведро потекло. Крыша скоро потечет. Рожь потекла, перестояла, сыплется. || Направиться потоком, течь. Река дала локоть, колено, а потекла на восток. || Дождь пролил, и ручьи потекли. Кровь потекла ручьем, полилась. || Толпы за толпами потекли на площадь, пошли, понеслись. Гонцы потекли во все концы. Тако ся потъкло, стар. случилось, приключилось, в Словарь Академии принято за потеклось; думаю, что это: поткалось, до ныне употреб. в Малороссии.

Вот, злобствую я, сам будучи полуцелым малороссом, в Малороссии — потеки-потехи и пот-калы. А что за потёки на сухариках и вкусно ли это — не ведомо. Может лишь дождливое оконное стекло на ночной кухне, и нищий сухарик в руке желвака. Но уж слишком поэтично и выспренно … Но тако ся потъкло.

А кто ё забывает, того надобно ёбанус в ротус имати немедля. Мёдленно-мёдленно (сладко и медленно), пока ё не пристанет к кончику языка.

Originally published at Черенок от лопаты. Please leave any comments there.

Ёбанус в ротус

За букву Ё я всегда горой.

Писал трактатусы, не слишком логические, но в меру философские, и прятал их под влажную подушку. Клеймил редакторов и наборщиков, витийствовал по поводу распутных метранпажей, обвинял типографии в лицемерии и безразличии. Потом аксёнов с поляковым устаканили Ё проект, а я младодулся — вот, придумал, но молчал, ибо гордячка, а они сделали, и им теперь почёт и История. На деле, примерно в одно и тоже время.

Борьба за букву ё медленно выродилась в очередной рефрен высоколобого интеллектуала, сродни протеста бунина реформе синтаксиса русского языка. Ятированные уверенно проигрывали на письме, оставаясь в речи и тем сближая русскую письменность с романо-германской — пишется всё более отлично от слышится. Исторической разницей являлись не захватнические гунны и долгие пертрубации, а долбоебизм и нерасторопность, но хоть так.

Читая уже откостерённого мной Болмата, споткнулся на фразе грызли украшенные ночными потеками сухарики и долго таращился — что за потеки, и почему я никогда не украшал ими свои многочисленные сухарики? Неужели этот болтанный автор знает хоть одно слово, которого не знал бы я? Это было бы нежданно. Полез в словарь Даля, предполагая в потеках анахронизм, где, наконец и разрешил свои стряпчие трудности:

ПОТЕКАТЬ, течь исподволь. У нас бочка потекает. Потечь, потечи, стать или начать течь. Ведро потекло. Крыша скоро потечет. Рожь потекла, перестояла, сыплется. || Направиться потоком, течь. Река дала локоть, колено, а потекла на восток. || Дождь пролил, и ручьи потекли. Кровь потекла ручьем, полилась. || Толпы за толпами потекли на площадь, пошли, понеслись. Гонцы потекли во все концы. Тако ся потъкло, стар. случилось, приключилось, в Словарь Академии принято за потеклось; думаю, что это: поткалось, до ныне употреб. в Малороссии.

Вот, злобствую я, сам будучи полуцелым малороссом, в Малороссии — потеки-потехи и пот-калы. А что за потёки на сухариках и вкусно ли это — не ведомо. Может лишь дождливое оконное стекло на ночной кухне, и нищий сухарик в руке желвака. Но уж слишком поэтично и выспренно … Но тако ся потъкло.

А кто ё забывает, того надобно ёбанус в ротус имати немедля. Мёдленно-мёдленно (сладко и медленно), пока ё не пристанет к кончику языка.

Проходите, снимают

А подойдёт негодяй
В тихом садике,
Ему скажи ты в лицо —
Я вас вижу насквозь,
ПИДАРЫ, ПИ-ПИ-ПИ-ПИДАРЫ, О-О!

Фотографирую красуней на стене, томное граффити в Челси, всем киваю и пропускаю прохожих — проходите, мне не к спеху, никуда они со стены не сбегут. Рядом останавливается Джип (с большой буквы, ибо чёрный, тонированный, дорогой).

Любительницы любительниц

Сэр, можно вас? ещё не чуя буквальности, подхожу, вежливоулыб.
Я итальяно, си? Работаю в Эмпарио Армани, и у меня есть штаны — точь-в-точь ваш размер, не хотите померить?
Спасибо, сыт, ответил Ваня Солнцев.
Да и мужик какой-то большой, небритый, с грубыми чертами лица …

Картину стоит назвать “Любительницы любительнец”, я так думаю.

Originally published at Черенок от лопаты. Please leave any comments there.

Проходите, снимают

А подойдёт негодяй
В тихом садике,
Ему скажи ты в лицо —
Я вас вижу насквозь,
ПИДАРЫ, ПИ-ПИ-ПИ-ПИДАРЫ, О-О!

Фотографирую красуней на стене, томное граффити в Челси, всем киваю и пропускаю прохожих — проходите, мне не к спеху, никуда они со стены не сбегут. Рядом останавливается Джип (с большой буквы, ибо чёрный, тонированный, дорогой).

Любительницы любительниц

Сэр, можно вас? ещё не чуя буквальности, подхожу, вежливоулыб.
Я итальяно, си? Работаю в Эмпарио Армани, и у меня есть штаны — точь-в-точь ваш размер, не хотите померить?
Спасибо, сыт, ответил Ваня Солнцев.
Да и мужик какой-то большой, небритый, с грубыми чертами лица …

Картину стоит назвать “Любительницы любительнец”, я так думаю.

Розовощёко

родился в нашем роддоме
невъебенных размеров пупсик
и все нянечки и докторишки
ходят ебало отвесив

текст моя, иль ты приснился мне? написав о сонности текста, решил извлечь пришедший на ум фрагмент, да не мог найти
неясно отчего нахлынувший сентимент, т.е. сопли, т.е. ясно
вспоминал, как я десять лет взад скакал, азартен, горчичен — жонглировал звуками: горби мой лоск или что-то такое, напористо-бестолковое
скакал и пел ломким фальцетом, приплетая всё, что ни услышу — что самая большая известная ризома из переплётшихся корнями осок растёт где-то в канаде, что нужно менять провинциальность на столичность и прочий расхожий набор идеек из пообтёртого саквояжа Прогрессивного Молодого Человека
ввиду смены костюма с кричащего жёлто-горчичного на уверенный полосатый беж, саквояж сей выбрасывается и заменяется начищенной улыбкой с бесцветным маникюром, пообносившейся шевелюрой и недорогим портмоне
гугль на оковыченную фразу “мне, лгуну” не находит ни одного вхождения. По крайней мере, это — хорошая новость.
А всё же раздобыл, из архивов спецхрана

Мне верь
Покуда ниоткуда я
Реши:
Разрез ли позарез
Нам нужен как зеница?
Достаточно ли поселить себя в столице?
Не верь,
Отвар тот горек,
Мне, лгуну, – груби,
Горби мой лоск
Что колос невысок –
Всё воск
Меняет на монету …
Сообщество осок
Слух разнесут по всему свету
Ори, доколь луна
Не так полна,
Как синева твоих оков и глаз.
Залазь, мой воробей,
Чирикай, чиркай лапкой,
Лети, излёт твой страшен

Нож занозой вскроет горло
Оголтело.
Посветлело
Я всё тот же

Originally published at Черенок от лопаты. Please leave any comments there.

Розовощёко

родился в нашем роддоме
невъебенных размеров пупсик
и все нянечки и докторишки
ходят ебало отвесив

текст моя, иль ты приснился мне? написав о сонности текста, решил извлечь пришедший на ум фрагмент, да не мог найти
неясно отчего нахлынувший сентимент, т.е. сопли, т.е. ясно
вспоминал, как я десять лет взад скакал, азартен, горчичен — жонглировал звуками: горби мой лоск или что-то такое, напористо-бестолковое
скакал и пел ломким фальцетом, приплетая всё, что ни услышу — что самая большая известная ризома из переплётшихся корнями осок растёт где-то в канаде, что нужно менять провинциальность на столичность и прочий расхожий набор идеек из пообтёртого саквояжа Прогрессивного Молодого Человека
ввиду смены костюма с кричащего жёлто-горчичного на уверенный полосатый беж, саквояж сей выбрасывается и заменяется начищенной улыбкой с бесцветным маникюром, пообносившейся шевелюрой и недорогим портмоне
гугль на оковыченную фразу “мне, лгуну” не находит ни одного вхождения. По крайней мере, это — хорошая новость.
А всё же раздобыл, из архивов спецхрана

Мне верь
Покуда ниоткуда я
Реши:
Разрез ли позарез
Нам нужен как зеница?
Достаточно ли поселить себя в столице?
Не верь,
Отвар тот горек,
Мне, лгуну, – груби,
Горби мой лоск
Что колос невысок –
Всё воск
Меняет на монету …
Сообщество осок
Слух разнесут по всему свету
Ори, доколь луна
Не так полна,
Как синева твоих оков и глаз.
Залазь, мой воробей,
Чирикай, чиркай лапкой,
Лети, излёт твой страшен

Нож занозой вскроет горло
Оголтело.
Посветлело
Я всё тот же