будь счастлив, дед Год

Дорогой Новый Мороз!
В наступающем на меня тебе я бы хотел получить горный велосипед, тёплую курточку, а также иллюстрированный букварь и вечный фонарик.
Всем прочим, включая снегурочку, ледяную королеву и чука с гердой дозвониться не удалось.
Что, впрочем не отменяет отсутствия пушистой метели, зимних забав, карамельных щёк и алых шарфов. Отчётливо проартикулировав недостачу всего обозначенного, ещё раз напишем святому Клаусу, венчавшему во время войны в ледяной избушке беглых слуг обеих полов, что он красен, пушист и оторочка его воротника вкупе с вязанной бородой всегда были предметами моей коченеющей зависти. А также пожелаем ему быстрых салазок и выносливых гривастых.
dixi

Давным давно

Давным давно, и что за дурацкое давно это было, (на полпути между здесь и нигде) встретились двое бомжей и случайно обнаружили, что у них совпадают дни рождения и размер обуви, после чего они решили стать друзьями. Это была странная встреча, одна из тех, которые кажутся предопределёнными. И она оказалась ещё странней, когда выяснилось, что они отбрасывают одну и ту же тень, хотя первый был крупен и с животом Будды, а второй худ и с орлиным профилем.

Прошли годы, и когда, по распоряжению судьбы, им пришла пора умирать, то у обоих обнаружилось что-то смертельное, и обоим осталось жить шесть месяцев. Это известие двое бомжей приняли спокойно, но их мучало то, что на двоих у них была лишь одна пара носков. И, как то было продиктовано дружбой, они провели последние шесть месяцы своих жизней нося каждый по одному носку.

Оглавление

Совершенное преступление

Исследование Оулипопом совершенства появляется в Органографе 1 (Кимвалы Патафизики, 1975). Нижеследующая отредактированная версия содержит первую часть и первое приложение.

Ouvrouir de Littérature Policière Potentielle об определении совершенного преступления.

Преступление: желательно убийство.
Совершенство: можно вообразить два вида совершенства.

А. Совершенство только согласно закону (преступление остается без наказания).

А.1. Никто не подозревает о преступлении.

А.1.а. Преступление скрыто под видом несчастного случая, самоубийства или болезни (сердечный приступ).

А.1.б. Никто не подозревает о случившейся смерти.

А.2. Человеческое правосудие бессильно.

А.2.а. Виновная сторона остается неизвестной.

А.2.б. Следователю известно, кто виновен, но доказательства отсутствуют.

А.2.ц. Виновная сторона известна, ее вина доказана, но нет законных оснований для вынесения приговора.

А.3. Случай божественной справедливости: Бог бессилен наказать виновную сторону, тема представленная в фольклоре: см. каталог французских народных сказок П. Деларю (Изд. Эразмус, 1947, т. 1, стр. 346, сноска). См. Приложение I.

Б. Эстетическое совершенство преступления (в дополнение к его совершенству согласно закону; подразумевается, что преступление должно быть раскрыто (А.1 исключается).

Б.1. Классическое совершенство. Преступление совершено обычным образом, но сложность исполнения делает его шедевром профессионального мастерства.

Б.2. Барочное совершенство. Жертва, орудие и обстоятельства беспрецедентны. Факт, который указывает на соображение оригинальности, которое в случае необходимости перекрывает соображение безнаказанности (Эллери Квин Китайская Оранжевая Загадка; Пьер Вери Седьмая Серия; Джек-Потрошитель …)

Приложение I

А.3. Случай божественной справедливости: сам Бог бессилен наказать виновную сторону;

А.3.а. Он является убийцей.

А.3.а.1. Священный гнев обрушивается на его жертву, например на проникшего в Святая Святых.

А.3.а.2. Естественная смерть, все случаи которой являются преступлением со стороны Бога и всегда остаются безнаказанными.

А.3.б. Он является зачинщиком или сообщником преступления, как в случае с избиением младенцев, целью которого была божественная реклама. Согласно меньшим Баландистам (Подраздел Патафизики 16-17, стр. 185), Бог дозволяет каждое совершённое преступление. Что не исключает Его наказания виновной стороны (проблема «Зла»).

А.3.ц. Он жертва богоубийства.

А.3.ц.1. Физическая смерть: Св. Лонгинус 1) пронзает тело Христа на Голгофе. Бог прощает его, а перед орудием убийства до сих пор благоговеют в Риме и окрест (Подраздел Патафизики 16-17, стр 141) .

А.3.ц.2. Идеологическая смерть: эволюция человечества ведёт к смерти Бога («Бог Умер»).

А.3.д. Бог и не убийца и не жертва.

А.3.д.1. Получив высшую меру наказания, виновная сторона не может более быть подвергнута наказанию: Сатана.

А.3.д.2. Виновная сторона приняла надлежащие меры предосторожности.

А.3.д.2.I. Получала благословение каждую первую пятницу в течении девяти месяцев подряд, носит волшебную медаль, уверена в заступничестве Девы Марии, и т.д.

А.3.д.2.II. Убийство совершается в исповедальной во время исповеди и таким образом виновная сторона уверена в немедленном отпущении грехов. Если она не способна на совершенное раскаяние cum voto sacramenti (через ненависть к самому преступлению), то она всё же может выказать трепет cum sacramento (через страх божественного наказания); в сочетании с отпущением грехов этого вполне достаточно, ибо раскаяние и трепет должны предшествовать не обвинению в грехе, но лишь его отпущению, или по крайней мере совпадать с ним (см. Суаре, Епитимья, disp. XX, секц. 4. №. 30 sq., LXIX, стр.234)

Процедура сработает только для одного преступления, но не ряда, так как для раскаяния, и последующего отпущения грехов требуется «твёрдая решимость» (не повторять преступление).

Два возможных варианта:
Убиваем духовник. Перед смертью у него должно быть достаточно времени дабы простить и отпустить грех или хотя бы произнести первые слова сакраментальной формулы Ego te absolvo… В спешке этого должно хватить.

В случае совершенства согласно закону, которое включает человеческую справедливость, священник должен успеть умереть до наложения епитимьи, которая может быть истолкована как обвинение. Отсутствие епитимьи при том, что у священника были основания её не накладывать, оставит таинство незавершённым, но имеющим силу. Виновной стороне этого будет достаточно для того, чтобы обрести полное прощение посредством соответствующих действий (таких, как паломничество).

Убийство человека, отличного от духовника:

в исповедальне
в церкви
на расстоянии

Требуется помнить, что отпущение грехов не может быть осуществлено на расстоянии, ни письмом, ни телеграммой, ни телефонным звонком.

1) Об этом событии см. Иоанн 19, 34. Согласно Золотым Легендам Ворагина Лонгинус (происхождение имени не ясно) был обращён на месте; Библия подтверждает эту точку зрения (Марк 15, 39; Матфей 27, 51-4; Лука 23, 47). Он стал аскетом в Каппадокии, где принял мученическую смерть. Другая история оканчивает его дни в Мантуи, где он проповедовал и принял мученическую смерть, после чего его тело было сохранено как реликвия.

пер.мой

Пример Мэтью

  x y z
x x y z
y y x z
z x x “z”

x = Наполеон, y = человек, который думает, что он Наполеон, z = жена y

Наполеон влюбляется в жену человека, который думает, что он Наполеон. Жена всегда верила в то, что её муж — Наполеон, и таким образом она является женой Наполеона. Она собирается сохранить эту ситуацию, даже если это означает смену Наполеона.

Неизменной оказывается жена, так как Наполеон считает её своей, в то время как другой человек уверен в том, что она жена Наполеона.

сочень

рождается ство
каково оно
всё более е
например, соче
его мыла льник
пена грела лик
его путь вифле
озаряет све
его сли как я
оды вол оскал
улыба звезде
на подходе хвы
дра приносят ры
ик его л-уй
сь зажгла, дрожи
не полынь, а та
неужель вы а
спид горючий гад
не полынь, а так
полыхнёт и мрак
очень много е
и сочится све

Плач

все огрехи можно было бы списать на бабушку:

во-первых, грамматические ошибки
во-вторых, плохую походу
в-третьих, ночь за окном

это всё Дорогая Бабушка недолюбила. Недолелеяла. Недогладила по кудрявой и буйной.

Дорогая Бабушка, да что ж это, в самом деле? Ведь всё могло бы быть совершенно иначе: герань в вазонах, выскобленные подоконники, отлично по чистописанию, примерно по гимнастике. Ведь гимнастёрка могла бы быть ладно подштопана, пуговицы прочно приторочены, непокорные вихры уложены упорной расчёской. Шестнадцатилетней Екатерине с тугой косой могли бы быть написаны в альбом ничего не значащие, но такие важные стихи: Катя-катюша, люблю тебя слушать! где слушать чуть заметно перечёркнуто. И потом, алея под твоими шершавыми ладонями, можно было бы клясться никогда более не курить и не сквернословить. И поступить в университет, успев утром перед выходом съесть кусок твоего любимого пирога с визигой, а вернувшись через пять часов взволнованным и нервным, сказать — спасибо.

Дорогая Бабушка, отчего вместо всего этого гуттаперчивого рая были блочные многоэтажки, похабная дворовая детвора и гороховый суп в столовой? Отчего мастер приходил в класс труда с литровым бутылем солёных помидоров в авоське, а ты говорила что он усердный и надёжный человек? Отчего ты красила свою седину экстрактом из ваксы и от тебя потом пахло шилом и подошвой? Что это было, что за морок ниспал на тебя, когда ты уезжала в Пицунду и возвращалась из Ялты? Дорогая Бабушка, отчего ты читала мне вслух Есенина, а когда я засыпал под твою призрачную декламацию, ты начинала петь интернационал на французском?

Молчит Дорогая Бабушка, не даёт ответа.

Дорогая моя Бабушка, я люблю курить поутру и ложиться далеко заполночь. Меня никто не ругает и даже не качает укоризненно головой, когда я прихожу на рассвете в несвежем белье. Дорогая Бабушка, ты оставила меня, внезапно уехав закордон, да так там и прижившись. И теперь за окном ночь и плохая погода, а на письме сумбур и грамматические ошибки.

Ход бобром

I. Тайна семи кочегаров

Семь кочегаров жили скучено, но и сплочённо. Они жили внутри Большой Горы Ег, росшей посреди тогда ещё безлюдного континента Му. Кочегары были предназначены для отопления горы. Звали их Кого, Как, Гог, Магог, Наву, Худо и Носор. Носор слыл заправилой и был семёркой для остальных шести.

Утром Как с Магогом шли по дрова, Наву с Кого отправлялись в шахту, а Худо с чаном на плече отправлялся за нефтью. Гог незримо присутствовал сразу на всех весовых станциях. Носор же либо шёл за голубикой, либо чистить бататы, в зависимости от погоды и настроения.

У Кака с Магогом была двуручная пила. Она была ржавая, но зубья её сверкали и пели. Эта двуручная пила была выкована дедами на нижних ярусах горы Ег и называлась Рукосуй. Когда Как с Магогом подходили к поваленному утренней бурей стволу восемьсотпятидесятилетней секвойи, то секвойя трепетала и пела:

Ах, Магог, Магог, не пили меня,
Не пили меня, Кака распили
Кака вон каков, у него огня
У него огня вдосталь для костра!

Как тогда дул на неё огненным вихрем, а Магог дул вихрем пламенным. Изгнав пожухлого друида из тела падалицы и подготовив таким образом древесину для распилки, кочегары принимались за работу — очищали ствол от сучков, веточек и коры. Они задорно нарезали кругляши и пели свою кочегарскую песню. Закончив работу, они катили полученные чурки к месту встречи.

Наву с Кого опускались в шахту глубокую, изначальную. В глубокой изначальной шахте всегда были уголь и пыль. Они курились на дне, смешиваясь в единый неделимый коктейль. Между собой Наву с Кого называли этот коктейль “слоновьи катыши” — такой он был ядрёный и предвечный. Слоновьи катыши жгли руки сквозь алебастровые рукавицы и постоянно норовили обмануть ловцов слоновьего жемчуга — обернуться пыльным косматым комом вместо жирного грифельного недотёпы. Когда лубяная люлька зависала в двадцати метрах от клубящихся катышей, кочегары надевали алебастровые сапожки. Сделав страшные лица, они выпрыгивали в бурхливый коктейль низа и били ядра ногами. Искрящие сферы как правило оказывались пустыми пыльниками, оседающие глухим шопотом в ещё большую пустоту. Твёрдые же кругляши лишь испуганно откатывались от ударов их стальных подошв. Сильные мускулистые руки Кого или Наву выуживали неуклюжих графитовых увальней и забрасывались наверх, в люльку алюминиевую. Закончив работу, они поднимали алюминиевую люльку наверх, перекладывали добычу на вагонетки и катили их к месту встречи.

Худо шёл, шёл, шёл. Придя к озеру, он снимал с плеч чан и зачерпывал тяжёлую вязкую жидкость. Потом он опускал туда лицо и пускал пузыри, пузыри, пузыри. Его чёрные смоляные волосы сливались с поверхностью и казалось, что один чёрный пузырь, никак не могущий лопнуть, выдувает из себя всё новых и новых меньших братьев, кругляшей. Закончив вентилировать нефть, Худо отирал промасленное лицо специально припасённой хлопчатобумажной салфеткой и тихонько скулил, скулил, скулил:

Маслобойня ты моя
Дорогая
Буровицкая ты доля
Лихая
Как пойду дудеть я в пруд
Меня в камере запрут

Отскулив и осунувшись, он прикреплял к чану колёсики и тяжело и неторопливо катил его к месту встречи.

Гог тогда оставлял свой пост и воспарял.
Носор тогда вставал и отряхивал груботканый передник от картофельной шелупони или ягодных плевел, в зависимости от настроения и погоды.
Кругляши древесные складывались в три стопки by Магог и Как.
Кругляши угольные доставались из люльки алюминиевой by Кого и Наву.
Кругляши нефтяные ставились в центр by Худо.
Кочегары запевали свою песнь. Они пели протяжно и долго, уныло и длинно. По трубам горы текли медленные звуки:

Кочему незатей бродоскло
Мыль дельзя зам крупилы
Неосконь куличая поскло
Кусулог дыр-дыр-дыр буросилы

Пел Гог: Кочем
Пел Магог: Затей
Пел Как: Брод
Пел Никак: Круп
Пел Наву: Дырбур
Пел Худо: Мы
Пел Носор: Му

Первыми загорались деревянные кругляши.
Вторыми загорались нефтяные катыши.
Третьими Кого и Наву кидали во вторые круги огня угольные катыши.
Четвёртым варились угольные катыши до черноты замусоленной.
Пятыми вспыхивали угольные катыши лучезарно.
Шестыми текла вода горных сосулек по хризолитовым трубам.
Седьмыми пылал ручей изначальный и таял снег на склонах горы Ег посреди континента Му.

Кочем породил Затея. Брод породил Круп. Затей породил Носора. Никак породил Мы. Мы породил Му. Му породил надеек и фамов. Худо тоже породил Мы. Как породил Кочема. Дырбур породил Тютчева. Тютчев породил Андрея. Андрей породил Гога. Магог был взвешен Гогом и найден слишком лёгким. Тогда тепло Магога стало подниматься вверх — всё выше и выше, вот уже гранитные плиты закрыли плиты базальтовые, вот уже хрустнула льдина вечного азота, вот уже потекли весело журчать озорные ручьи, вот уже разошлась кора под напором первой почки.

С тех пор каждый кочегар при посвящении в сан принимает обет и лютую клятву всю ночь стучать костяным гаечным ключом по трубам, чтобы у жильцов скрипели батареи, плакали и пели батареи, рыдали и скулили батареи паравого отопления. Ибо пар сей не от воды, но от дымящейся крови первых кочегаров. И жильцы ночью в натопленных спальнях видят тёплые сны о континенте Му, седом склоне горы Ег, о первых людях коммунального хозяйства, о курках их сердец и предсердий. Ибо их есть царствие подземное.

нонче

а како оно бывалоча, такоже и теперича, да когда б покумекать, да обмеркувать всё, то выходит, что не то что давеча оно, а внове всё, индо самоцвет чистым горним крусталём, дивным зерцалом, слюдяным озерцом, тако выходит, будто белобрадый древлянский кудесник, обопрясь на прочную сучковатую клюку смотрит вослед утухающему ярилу, молвя в усы: днесь дал снедь, днесь даде отпуск