Пора

мне ночь тихонько напевала
что жить пора начать сначала,
что уже прожито немало
и что в порядке пацанва:
она мужала, подрастала,
ей с дядькой больше не пристало
якшаться. новые слова
талдычить хватит. ей пора
на поцелуи с второгодкой
и тёплой водкой в три ручья.
закинув косы к облакам
соседских дочек боле ста
ей прочат ночи у костра.
от строчек ломятся уста,
уехать просят со двора —
зажить как раньше жили звери:
повесить свой сюртук на дверь
воспоминать во дни метели
какие прежде были ери —
таких не пишут уж теперь.
такси домой, дорога вьётся
спиною въехать на вокзал
залезть в окно. со дна колодца
румяный дядька улыбнётся
пришёл? а я тебя искал

идём гулять

со мной никто не дружит
все жопы
и вообще
один я в целом мире
живу в мирской тщете
и прочей суете
вселенской хуете

а ране выйдешь в люди
вдев ноги в хрусткий хром
и сразу пересуды
и гомон и трезвон
и армяка простуды
мне были нипочём

не то что нынче — прытко
шныряет люд вокруг
никто не замечает
на лысину плюют

обличье курам на смех —
умора детворе.
истрачена заначка
зане была в седле
седло забрал лягвастый
усатый мародёр —
где коник твой гривастый,
ты, конник нелядящий?
осклабился, балясина,
и спёр! оставил без седёл

брусчатка словно море
кривит каблук протёрт
точальщику не плочено
вот чорт! скажи мне, вор,
чего же тебе хочется
лишь денег не проси
набей набойку прочную
возьми мой перстенёк ,
парчовой тёмной ноченькой
в ломбард его снеси

подружки не встречают
платочками маша
и вместо песен кашель
и вместо персей кашель
вместо ланитов кашель
кхе-кхе, кряхтит душа
кудрявым пеплом мажет
весь в саже, как арап
иду куда прикажут
корявый ломкий странник,
пою за виноград

всклинь отдан долг давишный
оброком не согбён
живот ошуйцы лишний
одесную не лишний плетётся верный пёс
как звать тебя, собачка?
ответила — Лаэрт
идём гулять, подачку
разделим на обед

Кастрюля с Борхесом

с этими двумя фразами* он может пройти вселенную, нигде не споткнувшись! Потому что в них ровно ничего не сказано, они великое ничтожество, абсолютный нуль, радиус которого, как радиус вселенной — безмерен!

И. Терентьев, Грандиозарь, 1919

* Забыл повеситься
Лечу к Америкам

и
беляматокияй

О погоде

В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе

АСПушкин, ЕвгенийОнегин, 5Глава

Согласно декрету министерства энергоснабжения переход на летнее время две тысяча восьмого года в СевероАмериканских Соединённых Штатах состоится на месяц позже. Программисты переписывают программное обеспечение, чтобы сладить с новым расписанием, Microsoft выпустила заплатки ко всем продуктам.

Пока же на улице колючий морозец и порывистый ветер. Что не препятствует глобальной истерике глобального потепления, ведущего, впрочем, к глобальному похолоданию ввиду затемнению атмосферы. Что не случись, всё не слава богу. Эль Гор выступает в качетсве защитники планеты Земля от её неразумных обитателей. Калифорния принимает меры по уменьшению выбросов углекислого газа.

Дима уместно писал о постмодернистской погоде. Постмодернизм джемисоновского извода в частности есть не-историчность взгляда. Точнее, рассмотрение настоящего как уже истории в которой мы находимся, напрочь забывая как само вчера, так и движение из вчера в сегодня. И в этом смысле конечно поздняя зима есть катастрофа, переписывающая всё текущее состояние дел.

Однако проблема кроется не столько в неисторичности взгляда, сколько в закрытии доступа к тем экстериоризированным знаниям, которые и есть постмодернизм по Лиотару. Я имею ввиду, что смещение сезонного цикла обусловлено тем, что земля, по Галилею, вертится, и за две тыщи лет свинтила немного вбок, что на настоящий момент обуславливает сезонный сдвиг приблизительно на месяц. Что не новость — если не учитывать того, что в медийном пространстве нет места ничему, кроме новостей.

Но медийность не терпит простоты. Климатические институты прочат рождение виноградарей на Урале, экспансию финно-угорской группы языков в Сахару и Эль Гора в президенты земного шара.

Жизнь продолжается, долбоёбы за работой.

Дон Херцфельд как конструктор красного цвета

Я видел этого режиссёра-аниматора на каком-то фестивале, и забыл его, запомнив начальную сценку из мультфильма, в которой появлялся банан и говорил — Я Бананчик! Потом мне прислали его Ah, L’Amour (первую студенческую работу, ставшую дебютной) над которой я всласть похохотал и которая в 95 году получила награду за самую смещную анимацию.

Неряшливость исполнения при кажущемся предельно отчётливым сообщении оказалась желанным новшеством, и Дон Херцфельд стал занимать призовые места на фестивалях. Эксплуатируя один и тот же стиль, он не продвинулся далеко с годами, но запоминаемость продукта сделали его имя именем стиля.

Подражаниям и омажам нет конца:

Сам Дон Херцфельд:

Любовь, с которой всё началось

Вторая работа Дон Херцфельда — Жанр

Don Hertzfeldt - Genre
Don Hertzfeldt – Genre” on Google Video

Программа, которуя я и видел на каком-то анимационном фестивале вместе с автором:

The Downfall of Don Hertzfeldt
The Downfall of Don Hertzfeldt” on Google Video

Он не пошёл по пути, обозначенному той начальной сценкой. Его работы стали более нарративным и более узнаваемым. Однако, способ развёртывания истории, всегда одной и той же — истории исчезновения — представляется крайне любопытным ввиду необычного, как мне кажется, приёма, делающего эти похожие истории крайне эффективными.

Мультфильмы Дона не просто лишены третьего измерения — они кажутся лишенными второго. Вся геометрия не сложнее свёрнутой в спираль прямой, перспективы нет, тонов нет, цвета нет (есть как пародия, цитата или кровь). Даже степень миметичности минимальна, его рисунок синтаксический, строго знаковый — если бы не метаморфозы тел, если бы не расчленение простых кривых на точки. В его работах присутствует постоянная редукция к чистому листу, к уничтожению всяких следов персонажей.

Уничтожение и распад проходят через красный цвет, словно кровоточит само белое поле бумаги. В любом месте, где потешные кинжал, пистолет или бензопила касаются пустоты, проступает кровь. В зарисовке “My Anus Is Bleeding” красный цвет постепенно захватывает собой всю страницу, впрочем, лишь затем чтобы в финале серии уйти в чёрную дыру вместе со всеми прочими объектами, оставив пустые белые листы.

Клюквенный мордобой мне представляется важным элементом достоверности, “магического реализма”, которому наследует Дон Херцфельд. Красный, появляющийся из ниоткуда, помимо создания необходимого цветового баланса, работает так же и как связываетель разрушения.изменения знака с пустотой.ничем. В смысле цветности красный мог бы быть заменен любым другим цветом радуги, рождая ещё большую дистанцию, подчёркивая знаковость происходящего и отчуждая сюжет. Однако функция красного состоит именно в обозначении изменения состояния от определённой формы к пустоте, от знаковости к нонсенсу.

Красный цвет подготавливает тотальность исчезновения, присваивая распадающимся фигуркам статус реальности postmortum. Знак, подчёркнутый утрированностью исполнения, испаряясь, производит укрепление своего статуса за счёт производства красного цвета — цвета опасности.

Мне кажется, что как бы не люб был мне милий жуткий абсурдизм скетча “Эта ложка для меня слишком большая — Я бананчик”, но именно повторяющийся мотив декомпозиции, пропущенный через кровь, сделал опусы Дона Херцфельда таким привлекательным.

Вечоре умер мой драгдилер

Вечоре умер мой драгдилер
Не так как пасынки его —
В своей двухкомнтаной квартире
Был смертью забран под крыло

При жизни скромен и нескромен
Был балагур и был аскет
Драгдилера должны мы помнить
Чтоб не погас на кухне свет

Прозрачный, жёсткий свет рентгена
Который плащаницу жёг
И выжег вены, и, наверное,
Мог выжечь мозг — и выжег мозг

Он захворал сначала сплином
Потом ангиной заболел
Врач участковый керосином
Пах сильно но не так уж сильно пах его рецепт

Зайдя в аптеку робкий инок
Над дверью видит красный крест
Напоминающий могильный
Драгдилер смелый был и сильный
Отвёл глаза он от витрины
И несмотря на пот обильный
Купил всё что велел поэт

Ппаток рецепта грубо скомкан
Две капли крови на контроль
Игла бросается под локоть
И ждёт когда начнут колоть

Хоть внутренне не внутривенно
Но внутривенно не вовне
А значит внутренне вполне
Гнать будто мульку вверх по вене
Навстречу солнцу и весне

Исход жесток — покрыжь хотелку
Люби меня как я тебя
Не сообщат о том по телеку
Вообще нигде не сообщат

Ширнул навзрыд раствор календулы
Хотел здоровья из ковша
А вышло недоразумение
И вместе с ним ушла душа

Вечоре умер мой драгдилер
Зубной представился с зарёй
К обедне правовед простился
И я остался разорён

iFuck™ Unabridged

iTEXT:
Why the iFuck™ this little iWhore™ yells at me? iI™ don’t give a flying iFuck™ about her iProblems™. If the stupid iBitch™ thinks she got a real iLove™ with her iBoyfriend™ then let her iGo™ and iFuck™ herself. Oh, iPlease™! For iGod™ sake, iWe™ iLive™ in a iFree™ country and iI™ can do with my iCunt™ as iI™ please. He’s a bloody iIdiot™ who looks for every iWhole™ to put in his iDick™. iFuck™ iIt™!

LEGAL DISCLAIMER:
Hereby I state that iFuck™, iSex™, iDick™, iCunt™, iYes™, iNo™, iI™, iIt™, iWe™, iLove™, iGod™, iSky™, iAir™, iBird™, iDo™, iSee™, iKnewIt™ and iAlwaysKnewIt™ altogether with the words that are not explicitly used in the publication above but are implied, hinted, assumed or could be implied, hinted or assumed under any imaginable circumstances however derailed, deranged or deliriumed the imaginator is as well as the words that could appear in the text above though do not yet but are anticipated or could be anticipated are the property of the current owner that is his majesty the author and could not be used for any purpose that either directly or indirectly serves the means of benefiting their user in all cases but the case when the user of the above-mentioned words is their legal author.

iDIXI™

Счастье — это тёплый iPod

Буддамашина проста: она состоит из микросхем, пары транзисторов, динамика, верньера громкости, и Будды. Будда находится в центре машины и является ответственным за выбор следующего дрона. Дрон играет пока не перещёлкнут рычажок. Всего дронов девять, их можно скачать с сайта www.fm3.com.cn. Правда там уже пошло затухание сигнала в виде ньюэйджевских идеек: дронов нужно скачивать несжатыми в вав формате, а не в эмпэтри, как обычно.

Странно, что никто не связывает буддамашину с феноменом айпода. Если айпод предлагал ущемление прав и свобод, то буддамашина поставляет настоящий культ с девятью дозволенными пунктами. Если айпод был и есть крайне неудобный в эксплуатации, не масштабируемый прибор, то буддамашина выглядит гротескным подобием, пародией на айпод — и оказывается такой же успешной, как и айпод, если не успешнее, учитывая крайнюю маргинальность изначальной затеи.

Когда-то дизайнеры макинтоша заявляли, что не будут слушать мнение большинства, ибо большинство ничего не смыслит, не будут тестировать свои продукты на домохозяйках (кстати, экологи должны бы бойкотировать вындоуз, ибо его тестируют на людях, и не без жертв), а будут делать вещи согласно Плану, согласно Видению продукта.

Это был соблазняющий жест нонконформиста с идеей, придававший продукту флёр индивидуальности. Но основной привлекательной чертой такого заявления, как мне кажется, был соблазн тоталитаризма. Тоталитаризма, как работающей системы делегации/отчуждения прав, освобождающий от необходимости знать, как устроен двигатель внутреннего сгорания.

Несколько лет назад Эпл по сути сменил операционную систему, переписав её под новую платформу. Под простым и понятным панцирем ОС X скрыт BSD UNIX. Ясность и доступность пользовательского интерфейса обеспечивается внутренней сложностью системы, способной мимикрировать подо что угодно. Под маской ясности скрывается неясность возможностей, непонятная механика невидимой закулисной машинерии.

Большинство выбирает ущемление своих свобод в обмен на ясность. Удобство и простота макинтоша порождены в первую очередь ограниченностью выбора, а не хорошо продуманным дизайном, хотя хорошо продуманный дизайн и есть ограничение выбора. Отсутствие выбора создаёт комфорт ясности, который в ситуации переизбытка информации является крайним дефицитным продуктом.

Создание моно-устройства, способного проигрывать девять раз и навсегда заданных наборов звуков кажется иронией по отношению к прежним идеалам универсальности и многофункциональности. Буддамашина управляется одним рычажком, регулирующим смену мелодии. Но за этой простотой кроется нечто. Это нечто не может быть тотально скрыто от потребителя. Однако перегруженный информацией потребитель эффективно отказываться признавать его существование. Тогда на смену инженерным решениям приходит чёрный ящик, неизвестный механизм, deus ex buddha ex machina. Будда, который принимает решение — какой дрон будет играть следующим.

У меня у самого беленькая коробочка, мне стикшифт подарил на новый год и я её теперь слушаю каждый вечер. То есть у меня две — виртуальная (случайная зацикленная выборка) и настоящая на батарейках.

Холодноточечная любовь

Женщину любишь — так со всеми слезами, истериками, толстыми ляжками! А им — нет, им идеал подавай!
И.Бунин

В самолёте рядом со мной сидела рыжая девочка в розовом плюшевом. Из бледно-алой сумки она достала ноутбук со следами прежних падений. На экране чайками чернели трещины, но если не открывать окна во весь экран, то можно было работать. Девушка стала сосредоточено менять расцветку окон и шрифтов, вероятно, маскируя пятно разбитых кристаллов. Цвета были от чёрного до серого с лёгким налётом светло-салатового. Подглядывая за становлением этого чудовищного великолепия, я собирался начать разговор словами “Готично, а если добавить малинового, то станет гламурно”, но сдержался. Возможно, её бархатные розовые штаны тоже были прикрытием.

Выйдя из самолёта и размышляя о прикрытиях, я заметил на полке какого-то подземного киоска журнал с заголовком “В поисках Любви” поверх фотографий безликих звёзд-андрогинов. Листая журналы с малоразличимыми обложками, я стал искать упоминания любви. Всякий раз это слово вроде бы не относилось к делу. Статьи про любовь были на диво конкретны в своих притязаниях и вряд ли упоминали чувственную составляющую.

Любовь в рубрике гламур скорее всего обозначает нечто другое. Во-первых, unconditional love, безумная и не мотивированная любовь, “полюби меня чёрненьким”. Во-вторых, это отношение одностороннее, претензия “полюби меня”. В-третьих, это история НЕ любви, то есть окончившейся любви, на начавшейся любви, не случившейся любви, невостребованной любви и т.д. (не любишь, но полюби). Четвёртым условием любви является её истинность, то есть вечность.

Гламурная любовь подразумевает ничем не мотивированное бесконечное потребление. Она есть рай консьюмеризма, или его предельная стадия, когда консьюмеризм меняет своё качество вместе с названием. Любовь оказывается постоянным беспредельным потреблением “о, это чудо, ты меня любишь” или “охуеть, дайте две”. Чудо здесь состоит в получение неограниченного кредита при плохой кредитной истории. И чем хуже кредитная история, тем удивительнее чудо.

В историях, живущих в глянцевых журналах, любовь есть ситуация зеркала, то есть возможность любить только в ответ. Ищущий ищет то, что он никогда не терял, его поиск любви не вполне определён в конечной точке, и таким образом перманентен. Гламурная любовь напоминает порнографию в терминах американского конгресса — мы не можем её определить, но мы точно знаем, что это она, когда мы её видим. Таким образом поиск отсутствующего и неизвестного становится тем более бесконечным и упорным.

Постоянная неудовлетворённость требует постоянного исследования, заставляет потреблять новые товары здесь и сейчас, потреблять в виде пробника любви — три дня вечной любви, в случае не полного удовлетворения можно сдать назад, без вопросов. Гламурный отдел сочебракотаний пестрит заметками о бесконечных свадьбах и разводах, демонстрируя супермаркет любви. При условиях защиты интересов потребителя приходится постоянно возвращать некондиционную любовь назад и брать взамен новую или хорошо забытую старую.

Интересно то, как работает общий дефицит желания в производстве любви. Субъект, ищущий настоящей любви, должен быть тем драгоценным протезом, которого радует потребление. Если любовь представляет собой неограниченное потребление, то в условиях кризиса желаний, получение такого идеального консумера должно быть желанным само по себе, ввиду восстановления радости обретения. С одной стороны это должен быть “всемогущий, но ничего не хотящий”, соединяющийся с “постоянно желающей, но ничего не могущей” (любовь работает в одну сторону, “полюбите меня”). Но таким образом в гламуре должны находится примеры счастливой и настоящей любви.

Оказывается, что удовлетворить потребности такой любви может только толпа, армия читателей, т.е. большой другой. Большой другой и есть поставщик Всего, производитель Настоящий Любви. Армия поклонников, следящая за тем, как принцесса диана сосёт у офицера охраны, обеспечивает уэльскую принцессу тем бесконечным кредитом и консьюмеристским раем при жизни, который она ищет в пирах, мотовстве и любовниках. И когда, спасаясь от папарацци, героиня разбивается, то сразу попадает в элизиум любви — ситуацию, в которой каждый четвёртый житель Англии любит её за то, какая она есть. Это счастливая и беззаботная любовь молчаливого большинства, любовь ничего не требующая, дающая всё и всё прощающая, даже то, что объекта любви больше нет.

За чистоту русского мата (ДДСХ)

ВП
ШГ
ПНХ, ШГ (пошёл на хуй, штопанный гондон)
ИВП — то же, что ПНХ
ЗБЛ
ЗБЛ bis — ЗБЛКД (заебал коня дорогой)
ПНХ — Pa la Pinga
ППССГ (пойди посри и сожри своё говно)
ЕВР
ЕВР bis — ЕВРНХ — ёбаный в рот на хуй
ЕМЛЧ
ХПХ
ХПХ bis — ХПХПД (хватит пороть хуйню, пойдём домой)
ДДСХ (дай дураку стеклянный хуй) e.g. ДДСХ, так он и лоб разобьёт
ХВЖ
ППЛ (по пизде лопатой)
НКПК (нужен как пизде козырёк)
СХУМЯ
СХВЧВС (сунь хуй в чай высунь сухим)
ЕТКВП
ЕТКВП bis — БЕТКВПНХ (блядь, ёбаная тётя как вы постарели, на хуй)