Тара и Упаковка: Риц-Карлтон

В комнату отеля ночью принесли бутерброд в широком деревянном коробе. Был он укрыт блестящим серебряным колпаком. Бутерброд сделали из несвежей булочки, плохо скрученой котлеты и ярко-жёлтого плавленного сыра. Отдельно на тарелку выложили засохшую капусту и кружок слишком тонко нарезаного лука.

Между картофелем-фри и баночкой с майноезом лежала увядшая роза.

Тара и Упаковка: Серия ОМ

Несмотря на внешнюю привлекательность двадцатигранника-икосаэдра необходимо оставаться верным додекаэдру-двенадцатиграннику. Десятичная система счисления выдавливает двенадцатеричную как зубную пасту из пустого тюбика, превращая верность двенадцати в жест искусства. Переход от безнадёжного упорства к искусству происходит через историю, внутри которой верность выковывает новую истину.

Истина производится консервативным жестом верности только в момент склейки с жестом-антагонистом, т.е. поиском нового тела. Поиск нового тела предельно манифестирован у номадов, кочевых племён без привязки к становищу. Верня двенадцати, мы обнаруживаем консервативные, центростремительные культуры с номадической периферией, как некогда Британская империя, или США 20го века.

Сегодняшние техномады отличаются мобильностью вместе с постоянной привязкой к Интернету. Несмотря на верность техномадов шестнадцати, они также противостоят десятичной системе и отказываются разрывать центральную связь. Такая структура маргинального мигранства с неизменным центром оказывается всё более распространённой.

Cамым обширным классом здесь-и-сейчас номадов являются мигранты-перипатетики, центром которых является торговля. Они оказываясь наиболее диссеминированными в смысле связей, ибо всеобщность экономического обмена едва ли позволяет считать их центр сколько-нибудь обособленным, выставляя номадическую характеристику на первое место.

Однако и они подпадают структуре неизменного центра с маргинальным движением. Если выделять несомненную привязку всякого мигранта то наиболее отчётливым центром окажется язык – центр, с которым номады не в силах расстаться, несмотря на все попытки мимикрии. Однако помимо языка можно обнаружить у всякого номада ещё одного постоянного спутника, всегда разного, но всегда присутствующего. Этот второй спутник и есть двенадцать.

Фундаментальной потребностью всякого номада является бакалея. Существует двенадцать ингредиентов, представляющих минимальный бакалейный набор, достаточный для поддержания жизни мигранта (см. vadimus http://vadimus.livejournal.com/425084.html). Это

Чай
Кофе
Соль
Сахар
Пустая клетка
Спички
Сигареты
Мыло
Пуговицы и нитки
Хлеб
Шоколад
Крупа

Предлагается выпустить двенадцать додекаэдров, содержащих данные товары. На каждой стороне додекаэдра на арабском, китайском, английском, французском, русском, испанском, хинди, бенгальском, японском, фарси, корейском и малайском должно быть написано название каждого из компонентов. Только одно название совпадает с содержанием упаковки. Прочие даны случайно. В каждой стране распространяется набор товаров с правильным названием на языке этой страны.

Таким образом, в случае незнания языка, мигрант может либо купить весь набор, гарантирующий ему получение всех товаров, либо довольствоваться случайным ингредиентом в случае выбора названия на известном ему языке.

Альтернативную маркетинговую политику выдвинула boma предложив закрепить бакалейный товар за тем или иным написанием, осуществляя тем самым национальный брендинг. Чай, написанный по-китайски, всегда бы соответствовал содержимому, сахар бы писался на испанском, водка [пустая клетка] на русском, пуговицы и нитки на арабском, мыло на корейском, сигареты на фарси, крупа на хинди, соль на английском, шоколад на французском, спички на японском, хлеб на малайском.

Серию товаров предлагается назвать ОМ.

Трёхстишья о самом главном

Планета
Круглая
Вращается вокруг звезды
Доминирует в пределах собственной орбиты 1

Язык
Описывает окружающий мир 2
Обладает множественностью связей между знаками и референтами
Способен к порождению новых смыслов 3

Теория
Проверяема 4
Предсказывает изменения в наблюдаемом и логически изолированном положении вещей
Имеет смысл в рамках существующих предпосылок 5

1 чтобы вокруг никакого там мусора, летящего параллельным курсом, гаек, использованных скафандров, пивных бутылок, других планет, короче, чтобы порядок был в окружении, луна, или кольцо – пожалуйста, но только если кружатся вокруг, а планета себе доминирует. Взять, к примеру, Плутон – не доминирует! Повелитель подземного царства не мачо? Извините, подвиньтесь, ваш порядковый номер один три четыре три четыре ноль*, спасибо, что были с нами семьдесят шесть лет, вы не успели за это время пролететь и четверть своего года

2 люди на каменистом острове Тасмания, будучи обнаружены в 1642 году, не имели ни огня, ни стрел и луков, не было ни домашних животных, ни, конечно, обжига глины, см. ни огня, ни даже злаков, и, тем не менее, был язык, возможно, были даже какие-то навыки астрономии и ориентирования по звёздам, см. планета, были песни, которые соседи не понимали, ввиду чего часто случались недоразумения, см. пункт два касательно множественности смыслов, приводившие к войнам, когда племя, состоявшее человек из пятидесяти, шло на бой, имея оружием камни у гоплитов и у вождей коряги

3 обезьянки бонобо рисуют, ходят почти вертикально, в рамках сигнальной системы сообщают о том, где еда или опасность, способны выполнять человеческие команды, являются ближайшими родственниками троглодитов, подчас проявляют сочувствие, доброту, альтруизм, т.е. приходят на помощь друг другу, самки ебутся в обмен на пищу, т.е. знакомы с концепцией символического обмена, могут выучить слов четыреста или шестьсот и печатать их на специальной клавиатуре, чудо, а не обезьянки, но, к сожалению, сигнальная их система не удовлетворяет трём приведённым условиям, так что теорию языка к обезьянкам не применяют, а только тешатся с братьями нашими меньшими, а потом с коллегами говорят о симбиозе культур и прочей блажи, совершенно не удовлетворяющей никакой теории, см. наверх

4 как презерватив, наполненный H2O из под крана, сколько раз ни бросай с пятого этажа, непременно падает вниз, а не клонится вбок и вверх не устремляется, будто наполненный гелием, чтоб взмыть под небеса и там уже двигаться по собственной траектории, см. планета

5 лекарство от сифилиса нашли совершенно случайно, пользуясь теорией, которая, как выяснилось позднее, была неверной, а объяснить некоторые мутации бактерий (смену пола) долгое время не могли вовсе, несмотря на то, что знаний накоплено было достаточно, впрочем, если считать, что история нас хоть чему-то учит, то единственная теория, до сих пор выдерживавшая проверку временем, гласит, что любая теория вскоре оказывается неверной

* это проверяемое утверждение, довольно набрать этот номер в строке поиска, чтобы выяснить, что Плутон больше не с нами, но можем ли мы предсказать, что случится с Юпитером, состоящим не то из прессованного говна, не то из чего полегче

Молодой Шикельгрубер

Молодой Шикельгрубер
С мольбертом под мышкой
Вспоминал, как удили плотву на шуруп
Всем кагалом мальчишки-блондины
Босяком мастерили мормышек
Ундины лизали коряги
Он один на берегу наблюдал
За своим отражением, руки,
Окуная в волну якорями,
Взрывали песок, с каждым разом
Занозил всё глубже и устало твердил ерунду
Вперёд, на Восток

Молодой Шикельгрубер
Тачал сапоги, но был также
Чистильщиком сапог

Вброд перешёл ручей
Неся на вытянутых руках
С подбитым крылом кречета
Чтобы выходить, пусть посидит
В деревянной клетке,
Пока не начнёт летать
Тогда самому пора
Собираться, петь, уходить в леса
Оставлять на сетчатке пса
Жернова мельничного колеса
На чердак лесенку

У Шикельгрубера был карандаш
Рисовать скорее не получалось
Но все рисовали и он старался

Прадед матери, кажется, был дедом отца
Бросал камни в витрины
Ел чечевицу, ходил шеренгой
Ночами думал о детях
Звук лопнувшего стекла
Дёргал его, как кабана тесак,
Висевший при входе в квартиру,
В которой не было ни гроша, ни паутины
И очень холодные батареи
Грифель крошился, твердела рука
Молодой Шикельгрубер рисовал
Приглядывая за дверью
Одновременно смотря
Как кастрюля на табурете
Рябит морщинами отраженной модели

Бакалея

Один чай
Два кофе
Три соль
Четыре спички
Пять сахар
Шесть сигареты
Семь мыло и зубная паста
Восемь пуговицы и нитки
Девять крупа
Десять пустая клетка
Одиннадцать шоколад
Двенадцать хлеб