Жак Превер

У нас на улице

У нас на улице
жил хромой
неопрятный грязный и день-деньской
всех кто ему попадался он крыл и костил
и улица наша стонала
и вопияла
что так продолжаться больше не может
но все начиналось сначала
и тогда я однажды его подстерег
и отвел в уголок
и сказал
Эй хромой
если ты не кончишь ругаться
я под зад тебе дам ногой
Но хромой и не думал сдаваться
и тогда я ему накостылял
так что он сильней захромал
но язык прикусил
и тогда квартал наш заголосил
мол бедняга бедняга хромой
и у нас на улице с этих пор
никто не здоровается со мной…

30-е годы; пер. М.Яснова
Continue reading

I am

Агентство, торгующее современным искусством действует как телефонный хулиган: долго и настойчиво звонит, но в тот момент когда вы говорите алло на том конце немедленно вешают трубку. Это перформативный акт, действие совершаемое ради самого действия. Современное искусство не несёт никакого сообщения, кроме того что оно есть современное искусство (наследуя романтической традиции искусства для искусства и доводя эту идею до формального воплощения). Таким образом высказывание современного искусства оказывается фатическим — оно проверяет есть ли на том конце собеседник, но лишь для того чтобы утвердить своё существование. Современное искусство — это нарцисс-дислексик, он может пожать руку (только для того чтобы ощутить явность самого себя), но не может ничего сказать.
Continue reading

My own personal serendipity

В словаре serendipity переводят как интуитивная прозорливость. То есть как чёрт знает что. C лексикографами интуитивной прозорливости не случилось и они написали собачью чушь.

Serendipity — это ситуация в которой находится не то что искалось но всё же нужное.

Например: надев старые оранжевые джинсы я обнаружил в них мятые одиннадцать долларов. Это несомненно serendipity.

Цокотуха

Ебанул exotic чай
Счастье вот оно, встречай!

Счастье, Счастье, как дела?
— Еле ноги унесла!

Счастье — баба? эко диво
А хотелось жить красиво:
Чтобы счастье был мужик
С бородою пальцами
Чтобы пальцы как хуи
А не как фломастеры

Баба-Счастье, проходи
Раздевайся, не муди
Говори как стала ты
У судьбы наперстницей
Педикюром ноготки
Цокают по лестнице

Далеко ходить не надо
Я была обычной бабой,
Повстречала я несчастье
На своём пути сюда
Поседела в одночасье
Моя рыжая пизда

Я бежала, ветер веял
Козодой на речке блеял
Слева dust и справа dust
Посредине — педераст
То был сфинкс, пророк и сука
Мёртвым — друг, живым — наука

Всё что есть — судьбы уловка
Узелок на память
Если свяжется верёвка
Сам животным станешь
Вот загадка, сфинкс хитёр
А отгадка — в цирке слон

Повстречав насчастье стала
Необычная я баба

Стала счастьем горяча
Рваной раной у плеча
Стала новою звездой
Подслащёною водой
Стала чаем, блюдцем, сушкой
Стала просто самой лучшей

Просыпайся, царь Гвидон
Счастье чай. Несчастье сон

эМСи Всесвятун

Крылья! Демоны ночи, не вижу ваших крыльев. Покажите мне крылья! Крылья вверх, демоны! Я хочу видеть сияющий испод! Кровавый подбой, где он? Ну же все вместе, дружно — встрепенулись! Взмахнули крылами! Ещё! Выше! Ещё выше! Хорошо. Очень хорошо. Машем. Полетели.

Плотным строем идут медсёстры-как-бляди рядом с блядьми одетыми как медсёстры. Эту колонну составили рабочие Бронкса и его окраин. Сестрички, покажите мне груди! Покажите мне груди без сосков и без грязи. Я сказал — груди, крупы видны и так. В пятом ряду не вижу мушек. Чёрным грудям — белые мушки, белым грудям силиконовые подушки. Все месте, по свистку — грудь наголо! Три замыкающих ряда — стойте! Ждите монашек, такие длинные юбки носят только в больницах. В больнице, а не на параде.

Тянут ножку медсёстры. Сверкает алый каблук. Густ оскал, напудрен носик. Походка с трёхдюймовым люфтом. Ходит обтянутый зад ходуном. Ячейка колготок не короче ногтя. Так держать, сестрички, так держать. Сегодня никто не уйдёт обиженным. Шире шаг, белее фартук!

Братья и сёстры, вы не на работе. О братьях — йо, братья! Все кто не на работе — скажем йо! Йо, санитар, добавь децибел. Не слышу вас, деужрные по больнице. На педикюр хватило, на бритве закончилось? Закончилось — крути сальто на Юнион, стой серебряным истуканом на Таймс, пой Абба в метро — но ноги должны блестеть. Вы слышите меня? Эти лодыжки должны блестеть! Блестящие лодыжки, отзовись: Ура!

Прошла колонна номер пять из Бронкса. За ней следует колонна мохнатоногих защитников города: скромных супергероев, обмотанных клейкой лентой. Голова колонны укутана прилипшим полиэтиленом. Это ступают молодые профессионалы, амбициозные работяги, будущие хозяева мира. Приветствуем человеков-пауков, скряг анального комплекса! Человеки-пауки, идущие мимо приветствуют вас. Выше хоругви мохнатых тварей! Взвейтесь над городом сильные лапы! Расталдыкнись сеть социальных связей, звени гудок четырнадцатичасового рабочего дня от даунтана до Квинса. Рей дозорным на мачте, синий мизгирь! Вам и только вам отдастся колонна горбоносых ведьм! Вам — первыполнить план — по силам ли?

Почему среди членистоногих парашютист? Герою Афгано-Ирано-Иракской освободительной кампании — корпоративный салют! Смелее хлопаем приземлившемуся. Да здравствует военно-воздушный десант специального челсийского контингента! Ебущимся в жопу — удачи во всём и свежего ветра. Аплодисменты всем полицейским, особенно трансвеститам. Единственный уцелевший самолёт одиннадцатого сентября спас пидорас. Самый красивый костюм сегодня — трусы на голое тело.

Женщины-кошки в чёрном сияющем латексе, кто вы? Кто ваша добыча, чьи перья на ваших боа? Женщины-кошки, мягко ступающие, с нарисованными усами — вперёд! Менеджеры среднего звена в несмываемом трупном гриме, а также дизайнеры, одетые унитазами — посмотрите на кошек, подумайте! Если на вас, если на вам, то зачем же? Втянули когти, не надо царапин в асфальте. Мур-мя!

Новые люди в новом автобусе, громче играем марш. В белом идут с барабанами, бой приближая, римские легионеры. Дайте воды морякам.