A friend of mine might not be a friend of yours unless we use proxy

Let’s approach to user’s interface design from the most radical standpoint. I do not mean any particulary radical view but non-compromising, no-prisoners-taken approach.

Users are interacting with controls and then observing the results of theirs actions through output device. That’s all users do, don’t they? Well, then the device to work with the users must comprise of an output device and input controls. Funny enough, that’s exactly how it was built: multiple terminals all hooked up to a mainframe. So far the approach doesn’t seem to be radical at all but I will go on.

What has happened later were two things: real radical change of of userbase and, as a direct consequence of it, introduction of the managers. Regular non-technical full-of-crap business managers.

That’s when workaround concept has been born. And here I will try to dive into the depth of distinction between the concept of abstracting or virtualization and one extremely nasty implementation of it, that is cache or proxy.

Abstraction is good. Abstraction is a building block of system architecture. Whenever we face the tasks of scalability, performance, reliability or redundacy, which are four major design/architecture tasks, we use virtualization/abstraction to solve it. IPs are abstracted from MACs in TCP/IP, logical partitions are abstracted from physical disks in RAID, messaging queues are freeing us up from a transport implementation, code is compiled on the fly based on local architecture. All these are notorious applications of abstraction. They are addressing the issues that belong to the domain of system architecture and design.

And there is cache or proxy. That is a workarounds per se, patches for poor engineering, helpers to insufficient resources, crutches to someone’s premature obligations. Cache or proxy is a very particular type of abstraction:

1. It delivers a compromise, half-and-half solution to the issue.
2. It addresses the lack of the resources. There is always another solution that utilizes more resources but delivers the result in full.
3. It makes an assumption that some data is more static than the other

User’s interface should not be using cache because the assumptions that the very concept of cache is built on, are wrong. I have just deleted a passage why cache proxy worked and still work nowadays. It’s more or less obvious from the previous statements. Because things should get done. THe question is why doesn’t it work any longer. ANd surprisingly, the answer just repeats itself: because things should get done.

With this in mind let me draw the conclusions of abandoning cache approach.

Disable background execution — that is the first consequence of radical user interface design. If users doesn’t work with it then he doesn’t need it. Users shouldn’t wait and they shouldn’t be distracted by some nightly backup/antivirus/indexing/whatever processes on their machines if they didn’t just asked their device to do so.

Increase Bandwidth/Compress data with the speed which is significantly faster than bandwidth. So, 3G seems to become more and more popular — and so iPhone designers switched from EDGE to 3G. IT is still insufficient but it’s much better.

Remove local storage. What is it that should be stored locally? Right, it is precisely nothing. Nothing should be stored locally — for the end user. The end user has nothing that needs to be stored on his local flash card/hard disk/usb stick. Because he has a way to get it whenever he needs it from the location which is dealing with the tasks, specific to storage of the data. e.g. virus checking, integrity guarantees, archiving, versioning, etc

Kill VNC(Citrix)/Add really swift video output devices and set all video protocols to be abstracted from the hardware.

The examples of radical user interface thinking would be SideKick phone from T-Mobile where most of the functions are executed on the server, rendered and then delivered to the client. Another example would be iPhone — not of implementation yet, but of an approach. Interestingly, these solutions are developed on the markets with extremely high competitiveness, markets that were real drivers of technological changes lately

iPhone is not an ideal device, of course. But it is good — it tries to address almost all items I have listed. Alas, the requirements of the moment are prevailing and we are getting file managers, Remote VNC and what not. But the ideas that were used when building this device, or the extrapolation of the ides, worth following up.

Между деревьями

Лес полон зверей. Я лежу в гамаке. Мимо едет машина. Кто-то хлопает в ладоши.

Прилетай скорей комарик, кровопийца мой хороший, укуси гнедую лошадь, дикой вольной кобылицей побегут по снам кошмары.

Приходи ночная птица, мне не страшен гость непрошеный — спят за стёклами глазницы, я и сам наполовину из татарских поселений, шапки снегом запорошены, по ручьям звенит форель, клюй – не клюй, открою зенки.

Рядом пруд. По субботам парни с девками приезжают и смеются. Я проснулся ибо белка-перебежчица с неба сбросила орех, пылью гриб флюоресцентный вспыхнул тухнущею свечкой, выпь котёнком замяукала, полукругом встали ёлки.

Ветка треснула. Ужели рядом волки? Нет, не волки. Может, волки? Нет, не волки. Это ухает сирень.

Сказ о том как Самоделкин попал в Рай

Когда Самоделкин попал в Рай он подумал — чистенько, уютно. Даже слишком — длил Самоделкин мысль, строгая скамейку. В Рай его взяли потому, что Ад от него отказался, а Чистилища в Русской Православной традиции нет. Не совсем. Чистилища нет, но причины взятия Самоделкина в Рай сложнее.

Ад давно просил Смерть о Самоделкине. Ибо место Самоделкина — в Аду. Каждый мёртвый Самоделкин приносил с собой какое-нибудь дерзкое изобретение — то, из-за которого он попадал в Ад. Факелы Негаснущего Бздёха добавлялись к Реактивному Метеоризму; Угольные Волдыри вспыхивали от Низкотемпературного Масла; череда нестерпимых страданий длилась вечную ночь; фосфор лился в кровь, вечными муками освещая помещение — и бледной флюоресцентной немощью стелились по стенам люди-торшеры.

На стене у Вельзевула висит рацпредложение, изменившее Мир: Вечный Двигатель Прелюбойдейства. Устройство состоит из грешника и голографии Девы Марии Ню. Приапизированному грешнику в хуй вставляется пьезоэлемент, на руку надевается кольчужная варежка — и экологически чистое электричество течёт в Рай. В Аду много чудес, всех не перечесть. Большинство придуманы или улучшены Самоделкиными — чертячья смекалка блекнет перед злокозненностью осуждённых.

В Раю нет перспективы. До недавнего времени в нём не было и Самоделкиных. Плоские разноцветные святые скользят по Раю в магнитных сандалиях. Их притягивает к поверхности электрическое поле: один генератор сверху, другой снизу. Стоит электричеству ослабнуть, как святые сползают вниз, оставляя за собой липкий след белой тишины. Когда желание грешников к нагому лону Девы Марии Ню усиливается, святые плавно отдрейфовывают к верхнему генератору. Из-за сильного тока многие святые быстро лысеют. У слабых начинают расти крылья.

Женщин в Рай не принимают.

Чертям в Аду нечего делать — всем заведуют Самоделкины. Порой бесы ради забавы отключают подачу электричества в Рай. Самоделкины предусмотрели и это: в момент сбоя автоматически отправляется телетайп “В Рай: блекнет Дева Мария!”. Райские тогда собираются в круг и крошат грифель подошв чертям на голову. Грифель набивается чертям в пятачки, искрит, черти кашляют дымом, Самоделкины включают ток — и статус кво оказывается восстановленным.

Закончив скамейку Самоделкин решил сколотить крест. Две замасленные шпалы были загодя сложены наискось. Осталось только закрепить их. Выйдя за ворота Рая Самоделкин попросил апостола Петра помочь ему. Быстро и сноровисто Самоделкин прибил руки Петра к одной шпале, а ноги и голову — к другой. Шляпку гвоздя во лбу Самоделкин засыпал опилками. Готово! — объявил Самоделкин святым, ставя крест рядом со скамейкой. Святые медленно опускались к нижнему генератору.

Смерть была любовницей Жизни. Самоделкину она явилась в чёрном плаще с капюшоном. Он выдал ей сверкающую косу и добавил — “только после ковки”. Я заплачу за косу, — сказала Смерть. “Твоё место в Аду. Там все твои друзья. Но ты попадёшь в Рай.”

Услышав про оставленную без присмотра калитку черти весёлой гурьбой побежали в Рай смотреть на крест. Все вместе уселись они на скамейку, болтая копытами. Вокруг царствовала белизна. Черти подразнили окаменевшего Петра и, цокая, поскакали назад в Ад, оставляя за собой подковные следы. С грустными глазами, свисающими из кровавых глазниц, шёл за ними пожилой Самоделкин. Зажатым во рту аэрозольным балкончиком он закрашивал серые рассыпчатые полумесяцы. Руки его уходили глубоко в жопу.

Детям о зверях

Раз, два, три, четыре, пять,
Стойте, зайчик проебался!
Тут охотник выбегает
Люди, зайчик проебался!

Пиф-паф, ой-ой-ой,
Где же зайчик? Проебался

Привезли его в больницу
Ясно: зайчик проебался.
Привезли его домой,
Он под ёлочкой сидит и ушами шевелит
Ни хуя не проебался!