Подыжорно

Путешествия начинаются с путешественников, как театр заканчивается портье. Нацеливаясь в путь, нужно оправить на себе оперение, проверить баланс и остроту заточки. Не со всякой заточкой пускают в аэрорейс: борода скорее всего потребует снятия сандалий и разматывания бурнуса на предмет горючесмазочных материалов, к тому же борода мне не идёт. Пейсы потребуют мацы, рушник — сала, а лыжи — слалома. Заточка летуна должна быть гладкой и востроносой для обтекаемости во время триумфального падения с трапа. При себе иметь документы портретного сходства и проездные билеты длительного действия.

В дорогих креслах салона рекомендовано переодеться в партикулярное: тренировочные рейтузы с залысинами на коленях расположат хмурого пузатого соседа к непринуждённой и откровенной беседе о тяготах супружеского ига. Но сперва белозубый бородач расскажет о таможенных хлопотах и легко согласится выпить из ребристого пластмассового термоса чудесный напиток чача. Дерёт кофеёк-то, станет он довольно кряхтеть после второй. Крепок — только и останется доверить секрет сквозь ухмылку. А доводилось ли снимать чоботы — можно невзначай осадить попутчика после третьей и узреть большой заскорузлый ноготь в шерстяных репьях. Вскоре сосед застелит вспученный живот белым храпом и за окном начнут показывать однообразный воздушный пейзаж.

Тогда из спинной сумки переднего кресла достаётся каталог помад “Алая лабия” и пульверизаторов “Срамной опопанакс”, мы пьяны и игривы. Со следующей страницы на нас подслеповато щурится владелица отеля “У грота”, а дальше три страницы повествуют о выставке одежды автомехаников “Садомаздай”. Наскучив казарменным юмором, можно спросить у стюардессы бумажный пакет, предполагая оглушительно хлопнуть им под ухом тарахтящего богатыря, но передумать, разорвать целлофан одноразового пледа, быстро скрутить мутноватую вакуоль, стукнуть ей о подлокотник и радушно кинуться к встрепенувшемуся сновидцу — что? кошмары? Да, так что вы говорили, ваша жена вам не верна? Конечно, на ты.

Ни кривых ногах выйдя из чрева летающего огурца и пошатываясь от смрадной жизни попутчика, путешествие начинается. Таксисты лопочут на эсперанто, багажное отделение обвешивает на сто евро, эспрессо в автомате отдаётся за два, заставляя всерьёз задуматься о том, чтобы взять его с собой на обратном пути. Подёргав гофрированный шланг, уходящий в пол, оставляешь махину мыкать горе в зале ожидания и скользишь к дверям.

В незнакомом путешествии важно выглядеть уместно. Отправляясь к пигмеям следует пару недель носить аппарат Елизарова, нацеленный на сжатие. Подъезжая к Ампурдану, необходимо подготовить себя к долгому бесцельному брожению по каменистым склонам. В долгом лесном походе стоит несильно замшеть, обветриться и отпустить брови с северной стороны. Егерь тогда при встрече вместо привычного штрафа долго будет вглядываться в прокопчённую брезентовую панаму поверх тугого затылка, чтобы в конце концов неуверенно, но обрадовано воскликнуть — ну, Колян, ты даёшь! Не признал, богатеем станешь.

В незнакомом путешествии следует собирать городской фольклор, потому что за пределы города я не путешествую, а фольклор очень люблю. Путешествия вне города называются либо опасная экспедиция вглубь каменных джунглей, либо обзорная экскурсия поверх ниагарского водопада. Безоблачная искренность фольклориста позволит войти в доверие сельджуков и обучится искусству конного боя на рапирах, татуированные островитяне откроют тайны мокроступной схватки на гарпунах, а угрюмые пещерные копты покажут крестное знамение, от которого летучие мыши трое суток не гадят. Живут аборигены обычно в подворотнях или в картонных ящиках от телевизоров. Лопочут они примерно две минуты за доллар, и к концу третьей купюры любознательный и смышлёный турист способен произнести на местном наречии слова “ма-ма”, “па-па” и “ух-ты”.

5 thoughts on “Подыжорно

    • добродушие, оно же бобродушие, оно же вялоушие, обычно без затей — оттого и выходит душа д(б)обра, открытая и чистая, и их есть царствие небесное

      а мне, несомненно, гореть в гиене огненной за фарисейство

  1. Вадим, лучшая похвала которую я могу выделить сегодня состоит в следующем: прочитав вышенапечатанное, мне потом тяжело возвратиться в мою вариацию вселенной, и концентрироваться на работе :)

Leave a Reply