Минуя бобра

Выйди на улицу, чей там стонет младенец — бабка зима понесла.
Сыплет на мельницу за леденцом леденец, щиплет в отместку уста
За сквернословие и чёрстводушие красным натрёт пешеходам носы
Чтобы укутались и послушали, как на перекрёстках гудят им такси

Вечером тишь: ни машины, ни выпи, мир опустел и бело кругом
Кажется, мышь с потолочной балки рухнула в бочку с вином
Чей это писк раздаётся? Не вскрика, не всхлипа, впрочем не мышь, а бобёр
И не бобёр, а бобр, то есть не бобр, а сурок, и не сурок, а может

Киномеханик, пьяный, обрюзгший, жуя чёрствый пряник
Сумрачным чаем его запивая, взгляд на снег за окном не обращая
В зал полутёмный вещает, кричая: эй, синефилы, встречайте: скоро наступит тепло,
Это известно доподлинно, ибо, ровно в двенадцать часов
Я, всем известный жуир и кутила, вставлю бобину с известным фильмом,
Где всем известный жуир и кутила очень актрису хотя совратить
Вместо сурка из норы выхожает и говорит изумлённым народам — что ж, будем жить

Жарко натоплены батареи, рёбра прижму к ним, становится больно и млею
В доме кряхтенье от бойлера, а под окном темнеют чьи-то следы треугольные
Это пришельцы у нас. Бабку украли они, чтоб узнать всё о повадках старухи-зимы.
Плачет ребёнок — одиноко и холодно, мама в тарелке летит,
Слёзы его — сугробы, губы его остры,
Сам он мучнистый, толстый. Устав, ляжет на землю и спит.
И пока он не растает, жгут в деревнях костры.

8 thoughts on “Минуя бобра

Leave a Reply