О пригородах

Любить пригороды с её придорожной природой и гротескными гражданами, пригожими и румяными, можно только родившись в пригороде, прожив всю жизнь в пригороде и умерев в пригороде. Тогда, вознесясь и попав скорее всего в Рай (для коренного жителя пригорода это почти неизбежно), глядя с небес на проносящийся по земле пригород, его можно любить, ибо никакого другого выбора не остаётся.

Нужно ли добавлять, что моя версия пригородов — это ушедшие под землю лабиринты, населёнными похотливыми зубастыми карликами-мещанами, дерущимися за кинескоп от телевизора, всё искусство которых составляют вырезанные из гнилых покрышек тотемы дистанционного управления. Сгорбленные слепые морлоки, крадущие у поверхностных и весёлых эллоев погремушки заодно с ненужными им детьми — это судьба пригородов. Если на месте пригородов не начать строить города, то какой-нибудь сельский дурачок изобретёт машину времени, поспеет к нашествию марсиан на землю, вернётся и сообщит прочим, что нужно зарываться вглубь и так переживать вторжение.

Мечта недокормленных физиков-лириков о нейтронной бомбе, с полностью оставшимися следами материальной цивилизации и полностью исчезнувшими людьми, этот коллективный коммунистический фантазм о победе над обществом потребления (путём техногенного мародёрства), проступает в контуре всякого состоятельно пригорода с тенистыми аллеями, пустыми окнами и электрическими оленятами на лужайках. Более того, в моём понимании нейтронная бомба там уже разорвалась, не уничтожив, однако плоть, но лишь умертвив, оставив моторные реакции неизменными.

Нейтронная бомба попадает в дом через телевизор — в нём нейтроны сражаются с электронами, и гуманоид, завороженно глядя на всполохи их битв, достаточно быстро и безболезненно умирает. Своей смертью гуманоид восстанавливает физические законы, укладывается в ложе физических причинно-следственных связей — материя не может мыслить, но может находится во взаимодействии. Остановив мысль, материя продолжает производить химические реакции: нога его послушно подпрыгивает в ответ молоточку, зрачки расширяются при виде луча света, при рождении он был способен к языкам.

Теперь житель пригорода спит в гробу в своём прохладном подвале, куда заодно сносится телевизор. И ни шёлоха, ни ветерка, а вдоль дороги мёртвые с косами стоят — истинный крест животворящий, всё своими глазами видел.

2 thoughts on “О пригородах

Leave a Reply