DOB

Да, грустный праздник … Вспомнил историю, вероятно какое-то урбанистическое предание, мне её Галка рассказывала, о городе трёх революций:

Сизое питерское утро, рань. В льдистом ветре идёт высокий худой человек, в распахнутом развевающемся пальто, орлиный профиль бритвы. Уверенно и широко шагая. И вдруг видит стоящую маму с двумя детьми, все коротышки — маленькая и очень полная женщина-мать и два маленьких мальчика, один постарше, другой поменьше. И всё семейство во что-то укутано, увязано — в шапочки, в шарфики, мамаша в выцветшем блеклом малиновом пальто, дети в шубках и варежках.

Человек замирает и стремительно подходит к колобковой группе. Берёт на руки младшего — кругленького, в мохнатой шубке, толстенького, поверх поднятого воротника намотан шарфик, подносит к лицу и спрашивает:
— Как тебя зовут?
Безудержно грассируя, картавя, рыча:
— ‘Анд’ррррюша.
Высокий человек вертит в руках мальчугана, оглядывает его, наконец такой же протяжной трелью отвечает:
— Хоррроооший мальчик, жиррррныыый такой!
Ставит его на асфальт и стремительно уходит.

3 thoughts on “DOB

    • Спасибо.

      Ой ли, не пьяндалык я стал — стал блевать от много, и не пьянеть от мало, а тогда какой смысл. Не пью для себя — пью порой в кампании, но тоже тоска.

    • Ну как, если пить хороший напиток… Удовольствие ведь :) А водку вылить.

Leave a Reply