Пролётом

Два благообразных старичка — седые, с чуть припухшими пузиками, один в тёмно-синей тройке, другой в светло-серой – ходят вокруг меня, норовя заглянуть в мой перочинный компьютер, разложенный надвое. Это не ваш рейс? – спрашивает что-то круглое в больших очках молодую целующуюся пару, ютящуюся по соседству. Нет, не беспокойтесь, наш следующий. В круглых очках копылит губки – Вы в этом уверены?

Моё сомнение начинается в тексте, в себе я нисколько не сомневаюсь. Заканчивается сомнение в тексте отсутствующем, в тексте, сомнением побеждённым, и, как следствие, не написанном. Сомнение не в нужде, не в моести рейса, а в силах, умениях – посажу ли летак на полосу, взлечу ли.

Текст неизбежно длится в чтении. Его надо начать. Но с той ли стороны разматывается нить, если вопрос в писании?

Есть тексты, которые никто не писал. (Вывески магазинов; заголовки новостей, выхваченные взглядом со страницы; названия фильмов на козырьке театра кино). Не в авторское письмо поставим упор начала.

Вернём перцепцию. Она начинается. Она начинается так, что её начало. Начало, что говорит – я начало. Тогда зачинается текста. Сама конструкция — порой обрыв, порой круговорот, порой уроборос. Конец, как правило, плавно уплывает в сумерки, при удаче – в звёзды, почти никогда – в луну. Он сходит на нет, временами вспыхивая.

Но как же начать? Строго инструментальный вопрос – каким образом, как именно. Тот, кто мучается почемучками, надрачивает скуку. Не слишком ли громокипящая максима? Нисколько. Всякий раз, видя конструкцию – ах, зачем-почему я пишу, ах, зачем-почему я пришёл в этот мир, думается – вот фанфарон, вот кривляка. Пишет, безмозглая тварь, пестует мелочную гордыню.

Два старичка благообразных, с животиками в жилетах, один тёмно-синий, другой светло-серый, оба седые, проходят мимо, заглядывая в мой перочинный компьютер, разложенный надвое. Это не ваш рейс? Мой, только что объявили посадку, пора в крылатую машину.

Начнём.

One thought on “Пролётом

Leave a Reply