Карибский кризис (развлекая публику)

Свита играет короля следующим образом — в огромном кинозале натянут исполинский экран и очень громко играет бравурная, но и величественная музыка. Зал полон людей, что подчеркивает важность происходящего. На экране маленький Джонни Депп (Джек-Воробей) нелепо разрисован голубыми глазами по всему лицу. Куча вымазанных ваксой людей, ничем не отличающихся от посетителей кинотеатра (я даже допускаю, что это они и есть — умытые, но по-прежнему непричёсанные), потрясают бамбуковым штакетником и орут чепуху. Когда в кино они притворялись дикарями, то делали это как в младшей группе пионерлагеря — Депп кричал «улла-улла» и все вокруг радостно кричали «улла-улла» и трясли надетыми на швабры цветными плавками. Мне показалось, что в зале многие люди стали негромко и привычно повторять «улла-улла». Я испугался, что сейчас они набросятся на меня, потому что я не знаю, кто какой головой забил гол на какой минуте в какие ворота какой страны, привяжут к штанге и станут жарить на мячах до полного копчения, а потом снимут кожу с лица, чтобы оно стало похоже на немецкий флаг, и моя богоподобная душа покинет бренную тушу, и без того прозябающую в этом мире без телевизора. Таким образом я пережил эмоциональный катарсис во время просмотра фильма Пираты Карибского Моря, Сундук Мертвеца.

В фильме играет предположительно актриса (её наличие в титрах ретроспективно присваивает ей этот статус, её имя Кира Найтли ставит его под сомнение). В начале фильма она стоит под дождём с охапкой мокрых роз и совершенно сухим лицом, на котором редкие слезинки, как грибы, вскакивают то на лбу, то за ушком. Кажется, кого-то хоронят. Музыка нагнетает ожидание разверстой могилы, откуда вот-вот полезут карибские мертвецы вперемешку с зомбированными пиратами. Тут оператор с грохотом падает с карниза, и оказывается, что это свадьба, которую прервали злодеи. Жениха вместе с невестой заковывают в кандалы по обвинению в спасении капитана Джека из предыдущей серии совсем другими актёрами. Новые бедолаги пытаются сообщить об ошибке продюсеру, но из их горла вырываются только сдавленные рыдания пополам с криками — вест-индийская кампания не может так поступать с нами, эпоха корпоративной этики пока не настала, мы левые интеллектуалы, раскуйте нас немедленно, иначе мы не проголосуем за вашего кандидата!

Продюсер просит режиссёра дать паяцам ещё один шанс. Режиссёр Гор Вербински, отличающийся от остальных режиссёров бородой, нехотя делает знак батистовой перчаткой негодяю в камзоле (Джек Давенпорт), акуле капитализма и представителю мульти-пульти картеля “Чай, Кофе и Другие Колониальные Товары”. Лакированный злодей Норрингтон предлагает растерянным актёрам бессовестную сделку в обмен на честь и достоинство всех их семей. Помимо органа (рояль отыграл свою роль в череде совпадений, теперь это как минимум орган, как максимум симфонический оркестр), совершенно случайно стоящего в каюте капитана корабля, отцом невесты оказывается не то мэр города Тихуа-хуа, не то губернатор Пуэрто Рико, не то тиран доминиканской республики, иными словами — сам сатрап Ричард Никсон, исполняемый записным подонком Джонатаном Прайсом. Загримированный президент, спасая свою дочь из темницы, случайно затевает уотергейтский скандал. Но бдительный агент Смит с изрытым оспинами лицом ловит Никсона за руку, попутно сделав харакири его подельщику. Под одобрительный выдох взволнованной публики актёры, с отцом невесты включительно, радостно соглашаются пойти туда не знаю куда и исполнить то не знаю что, лишь бы их перестали бросать в терновый куст. Во время подписания контракта мимика каждого старательно отражает план обмишуривания кичливого CEO. Так политические силы оказываются на службе транснациональных корпораций, глобализации, истребления лесов амазонки и может быть даже всеобщего потепления.

Пираты плывут по морю так же привлекательно и столь же долго, как мчали жигули по пустым московским улицам в фильме “ТАСС уполномочен заявить”. То есть плавает по морю, как известно, говно, а моряки по морю ходят. Герои фильма вполне себе плывут. Максимальное время вещания на прошлой Олимпиаде было отведено игре, смысл которой сводится к тому, что по ледяному полу промышленного рефрижератора едет головка сыра, а двое не то мясников, не то ассенизаторов в костюмах адидас разгребают бычки и рыбью чешую, ловко орудуя зубочистками на пути неспешного болида. Примерно с той же завороженностью следишь за перемещениями героев из порта в порт, учитывая, что декорации трактира не менялись со времён шекспировского “Глобуса”. Главная движущая сила шедевра, капитан-трикстер Джек-Воробей, честно глядя в оловянные глаза зрителей, как хуй из дырявого кармана достаёт неработающий компас и признаётся, что не знает ни чего, ни куда он хочет.

Растерянность сюжета оживляет корабль-призрак, населённый зобмированными кубинцами со следами лепры в последней стадии. Он выпрыгивает из моря, как выброшенная с подводной лодки американского военно-морского флота пластиковая бутылка из-под кока-колы, пока довольный зритель, булькая её содержимым, улыбается в перископ. Весёлых и ленивых кубинцев возглавляет Фидель Кастро, ставший скользким пупырчатым кальмаром с клешнёй на месте руки, деревянной ногой и почему-то без хвоста. Фидель, т.е. кальмар, он же капитан Летучего Голландца Дейви Джонс, курит трубку как Шерлок Холмс и сентиментален как миссис Хадсон. В минуты грусти, обычно наступающей на него вместе с первым шквалом бури, он перебирает щупальцами клавиши небольшого корабельного органчика, случайно оказавшегося в каюте, см. выше, в то время как Феллини ёрзает в гробу, вспоминая, как в фильме “И корабль плывёт” ставили горку из стаканов.

Ты не мёртв и даже не умираешь, зачем ты здесь? — попыхивая трубкой, спрашивает Фидель толпу туземцев в зрительном зале. А у меня дело — выручает загипнотизированную публику шустрый актёришка, я по делу, у меня вот и подорожная имеется, — всё путая и протягивая купчую, лепечет несостоявшийся жених Вилл Тёрнер, известный в девичестве как Орландо Блум, актёр бездарный как в выборе псевдонимов, так и во всём остальном. Засим следует сцена из четвёртых Чужих, с той только разницей, что из склизких недр матки Летучего Голландца вместо искалеченного клона Сигурни Вивер отслаивается репродукция Арчимбольдо. Пропустив ожидаемый кровавый пассаж «I Am In Hell, Help Me», натюрморт с кораллами начинает лепетать о сундуке, внутри которого заяц, внутри которого утка, внутри которой яйцо, внутри которого гигантский спрут-кальмар из моряцких побасенок, внутри которого бьётся отважное сердце льва из истории про Тотошку из Арканзаса. Это шоколадное сердце с дешёвым суррогатом рома и кокосовой стружкой нужно достать, чтобы стать правителем всего. Что не мало, как подумать.

Таким образом, четвёртая и предположительно заключительная серия Карибского Кризиса будет называться или «Конец Света» или «Властелин Мира», рабочее название «У бездны на краю», выйдет в 2007 году и принесёт небывалое финансовое благосостояние всей той массовке, которая каждый день с завидным упорством снимается в этом фильме.

Кстати, третий фильм сериала будет полностью посвящен необычайно медленным приключениям капитана Джека-Воробья с чужой бессмертной обезьянкой и выйдет в прокат ещё в этом, 2006 году. Зрителей ожидает сюрприз — Джонии Депп окажется советским шпионом, ревностно охраняющим границы суверенного государства Куба в территориальных рамках Летучего Голландца. Причастность СССР к карибскому кризису подтверждает тот факт, что кубинцы, т.е. обезображенные лепрой матросы Летучего Голландца, вызывают подкрепление в виде спрута посредством резкого удара ракетоносителя СС-20 об палубу судна.

P.S. Однажды дети пришли к Вечной Черепахе за помощью. Понимаешь ли, Вечная Черепаха, сказали дети, если ты не поможешь нам, мир исчезнет. Ну, ответила Вечная Черепаха, хоть что-нибудь случится.

7 thoughts on “Карибский кризис (развлекая публику)

  1. Зарвавшись в своём цинизме, ты пропустил играющего в сундук мертвеца слона: это ностальгическая, времён Лиз Тэйлор и Ричарда Бёртона, кинолента для доброго зрителя в девятом ряду с укоризненным лейтмотивом “что ж вы ботик потопили, в нём был старый патефон”

    • не опошляй мероприятие — слон был раньше и совсем в другом сундуке
      слон был в бабушкином сундуке из которого смышлёные но не смешные дети достали олиографии, девический альбом, кружевные платки и развесили это всё в сенях
      слон же зашёл и ничего не поломал потому что он был слонёнок да ещё и тренированый

Leave a Reply