Холодноточечная любовь

Женщину любишь — так со всеми слезами, истериками, толстыми ляжками! А им — нет, им идеал подавай!
И.Бунин

В самолёте рядом со мной сидела рыжая девочка в розовом плюшевом. Из бледно-алой сумки она достала ноутбук со следами прежних падений. На экране чайками чернели трещины, но если не открывать окна во весь экран, то можно было работать. Девушка стала сосредоточено менять расцветку окон и шрифтов, вероятно, маскируя пятно разбитых кристаллов. Цвета были от чёрного до серого с лёгким налётом светло-салатового. Подглядывая за становлением этого чудовищного великолепия, я собирался начать разговор словами “Готично, а если добавить малинового, то станет гламурно”, но сдержался. Возможно, её бархатные розовые штаны тоже были прикрытием.

Выйдя из самолёта и размышляя о прикрытиях, я заметил на полке какого-то подземного киоска журнал с заголовком “В поисках Любви” поверх фотографий безликих звёзд-андрогинов. Листая журналы с малоразличимыми обложками, я стал искать упоминания любви. Всякий раз это слово вроде бы не относилось к делу. Статьи про любовь были на диво конкретны в своих притязаниях и вряд ли упоминали чувственную составляющую.

Любовь в рубрике гламур скорее всего обозначает нечто другое. Во-первых, unconditional love, безумная и не мотивированная любовь, “полюби меня чёрненьким”. Во-вторых, это отношение одностороннее, претензия “полюби меня”. В-третьих, это история НЕ любви, то есть окончившейся любви, на начавшейся любви, не случившейся любви, невостребованной любви и т.д. (не любишь, но полюби). Четвёртым условием любви является её истинность, то есть вечность.

Гламурная любовь подразумевает ничем не мотивированное бесконечное потребление. Она есть рай консьюмеризма, или его предельная стадия, когда консьюмеризм меняет своё качество вместе с названием. Любовь оказывается постоянным беспредельным потреблением “о, это чудо, ты меня любишь” или “охуеть, дайте две”. Чудо здесь состоит в получение неограниченного кредита при плохой кредитной истории. И чем хуже кредитная история, тем удивительнее чудо.

В историях, живущих в глянцевых журналах, любовь есть ситуация зеркала, то есть возможность любить только в ответ. Ищущий ищет то, что он никогда не терял, его поиск любви не вполне определён в конечной точке, и таким образом перманентен. Гламурная любовь напоминает порнографию в терминах американского конгресса — мы не можем её определить, но мы точно знаем, что это она, когда мы её видим. Таким образом поиск отсутствующего и неизвестного становится тем более бесконечным и упорным.

Постоянная неудовлетворённость требует постоянного исследования, заставляет потреблять новые товары здесь и сейчас, потреблять в виде пробника любви — три дня вечной любви, в случае не полного удовлетворения можно сдать назад, без вопросов. Гламурный отдел сочебракотаний пестрит заметками о бесконечных свадьбах и разводах, демонстрируя супермаркет любви. При условиях защиты интересов потребителя приходится постоянно возвращать некондиционную любовь назад и брать взамен новую или хорошо забытую старую.

Интересно то, как работает общий дефицит желания в производстве любви. Субъект, ищущий настоящей любви, должен быть тем драгоценным протезом, которого радует потребление. Если любовь представляет собой неограниченное потребление, то в условиях кризиса желаний, получение такого идеального консумера должно быть желанным само по себе, ввиду восстановления радости обретения. С одной стороны это должен быть “всемогущий, но ничего не хотящий”, соединяющийся с “постоянно желающей, но ничего не могущей” (любовь работает в одну сторону, “полюбите меня”). Но таким образом в гламуре должны находится примеры счастливой и настоящей любви.

Оказывается, что удовлетворить потребности такой любви может только толпа, армия читателей, т.е. большой другой. Большой другой и есть поставщик Всего, производитель Настоящий Любви. Армия поклонников, следящая за тем, как принцесса диана сосёт у офицера охраны, обеспечивает уэльскую принцессу тем бесконечным кредитом и консьюмеристским раем при жизни, который она ищет в пирах, мотовстве и любовниках. И когда, спасаясь от папарацци, героиня разбивается, то сразу попадает в элизиум любви — ситуацию, в которой каждый четвёртый житель Англии любит её за то, какая она есть. Это счастливая и беззаботная любовь молчаливого большинства, любовь ничего не требующая, дающая всё и всё прощающая, даже то, что объекта любви больше нет.

6 thoughts on “Холодноточечная любовь

  1. Эпиграф разве Бунину принадлежит? Я-то был уверен, что это из фильма “Дневник его жены”. Неужели он это в действительности где-то писал?

    • Я кажется встречал это где-то в его дневниках, хотя теперь не уверен

Leave a Reply