яко глас твой сладок и образ твой красен

Бачив живаго пыздецА, вин йишов в руковичках та блакитной краватке, розмовляя дивною мовой: syarzhuk

В целом же, хотел бы вернуться самостийно або ще навколы самотушки к вопросу, о дурном русской культурной нише обозначении меркувальника, о тщете словечка заповидного, вагидного, о слове “друг” в контексте текста Живаго Писания.

Я предлагал, когда было обсуждение перевода интерфейса, убрать этот жупел, заменив его много более верным — читатель, бинарностью читающий-читаемый, или же по-читающий – по-читаемый, что и вежливее, и ироничнее, что и надо.

Други мои, братья и сёстры, сварьтесь no more, челомкайтесь же многие и долгие. В чтениях ли, в радостях ли — а лишь то не имает справжнего значення, что все на есть на земле мои дружелюбные любови по норам прячутся есть, так и то что читаецкаатль многого жиру мя е.

Дивней дивного, кто в жены возьмет уродину прибытка ради, рече Даниила Заточник, отдзыньдзыреливая нас на попятный, в клобуках промахивая проходные кубарэ, и вон далее вдоль всякого итиля, что ни по за есть. Дружина верный моя-ли, твоя-ли, молотильника ли с окраины, что околесицу несть горазд аль и вовсе охальника лыкового, невезучего — всё божьи твари. А что кто где читать не горазд, писать могатырь слабок — то о писмьовности восторг хвощу, на персоналии не зарясь.

Странны бывают враги, страньше стократ недруги, досуг ли охоча, сусеки ль чихвоща, а только жил перетёру не бывать есть.

3 thoughts on “яко глас твой сладок и образ твой красен

    • Даже не знаю, написано MA у него, то бишь масса Чусетс, но лех да матка боска его знает :-)

Leave a Reply