Фижмы (разбухая)

Друг Гру! Руки твои выложены чешуёй жужелиц — лепестками прокаленного хитина. Пересверки синего с зелёным, перетёки лазури в синь, белые блёстки. Ты кайман.

Гурча, друг Друга Гру! Губы плотной смоляной ночи, чуждо упругие, перламутровые расселины оскала. Нёбо обло, заглазны дуги — их брови отдельностоем. Твёрдым выпилом сидня губы — подбородок? Чешь. Выбоина. броская линия. Речи отточий — молчание, клокотание, борчи. О, эти борчи! Молча.

Борчи — тонкие шипы крочей, очередь ажурного ввыся, трож вобрья. Лактон сочленений, борозды на челе, перетянутые тремоллеющей струной — жидкий вибрант всполохов, крикливый поток бугристой патоки — магма. Борчи рассыпчаты, всклокочены, хрупки. По ним переползают пушистые торжики, палевая шерстка, зёрна глаз. Борчи эндемичны, торжики проворны.

Чур на мне одеты трофеи. Чур прыткая речушка течёт под моими окнами, чур мои окна — витражи, чур на чердаке друзья, чур в дедовом чемодане живёт ружье, чур я пыж.

Шомполом меня притапливают в гладком стволе, холод проглатывающей тьмы, упор в дробь; далеко подо мной ладонь тискает вычурный крючок, глаз рыщет жертв, мне войлочно и сухо, я пахну маслом, расправлен по краям, касаюсь растопыренными ворсинками металла, завинченной петлёй меня додавливают, я вбираю округлости плотных ядр и окончательно угнезжаюсь. Скоро выхлопнет капсюль, захрустит порох и полыхнёт ствол, плюя пепел и обожжённые края, протёртые о метал до тления, до рассыпчатого чёса — случайные волоски, песок окалины.

Гру, Гурча, други — громоздча каждодневно, в треугольной газетной малярке, я свешиваюсь с чердака и, целя в тряпичный мяч, всгикиваю — жми!

One thought on “Фижмы (разбухая)

Leave a Reply