3 thoughts on “

  1. бродячий тенир, бромлей-как-тренер

    кемарит кенарь:
    кенарит птичка
    огрызлый пыжик
    хломид ресничек
    себе начижик…
    и шут бы с нею…

    да вот пропажа…
    исчез мой ежик,
    молчит, заразо,
    смердито, хливко,
    хуе-моешки
    свои ему я
    зашлю, хуея,
    авось оценит, авось захучит,
    запахнет жалком,
    тем, что у пчелки…

    и мой суок со мною.

    • Re: бродячий тенир, бромлей-как-тренер

      Вскрылся запор почт, его откупорил — и оттуда разлетелись шустрые листы повсюду, выпорхнули и мечась улепётывали.

      У Рубинштейна в его “случаях из языка” есть хорошая главка по поводу Бетховенского сурка — о нелепости этого сопутствующего путешественника зверька. О том, что в каких-то там перводах он раскопал ошибку, что это не сурок, а саквояж, его нёс с собой композитор. Но — куда же теперь? Теперь, когда сплошной сурок (кстати, он говорит, что никто в германии не знает этой мелодии). Теперь некуда — теперь сплошной Сурок. Всегда со мной. Мой.

Leave a Reply