Как я провёл день

The ocean doesn’t want me today
But I’ll be back tomorrow to play

Большой (просилось по-первой слово огромный, но было выставлено, как чрезмерное, излишне громоздкое и перегружающее объект объёмом) испанский мужчина чинно шагает вдоль кромки прибоя по пляжу с початой литровой бутылкой рома Баккарди и стопкой пластиковых стаканчиков. Всем встречаемым на берегу латинообразным людям предлагается составить ему собутылье. Латинские люди отказываются, быстро обводя взглядом гомонящую ватагу окружающих их ребятишек. Над пляжем летит самолёт, таща за собой рекламный плакат рома Капитан Морган. Человек грузно ступает дальше, на его лопатках крупно вытатуированы крылья.

Внезапно в тёмных шляпах с лихо подвёрнутыми полями, в тёмных брюках по берегу проходят три перуанских музыканта с гитарой, барабанчиком и бубном, очень серьёзные. Вспоминаются русские девочки в переходах, немо таращащиеся на чудеса заморских менестрелей, дудящих на флейтах пана и тренькающих на банджо, однако местные фольклористы существенно крупнее, почти в человеческий рост.

Следом в зелено-белых майках за номерами семь и пять следуют низкорослые волосатые футболисты, на их шортах красным написано — Перу. Надо бы забрать у предшествующих странников гитару и отдать футболистам — пусть бренчат своё нехитрое футбольное та-та та-та-та та-та-та-та та-та. Футболитсы обильно кучерявы.

Винтокрылая этажерка тарахтит над водой, таща следом сменяющиеся хоругви консюмеризма. Пилот вероятно перегревается от монотонности пролётов над разномастной береговой толпой и под конец трепещет обращённым к океану прапором пива Будвайзер. Дельфины, касатки, медузы тянутся следом, булькая стройно и хрипло — вазза!

Футболистов становится больше, четверо худощавых мускулистых русских, стоя по щиколотку в воде, пасуют мяч друг другу, временам выкидывая коленца (verbatium). Их коротконогие устойчивые подруги охотно дёргаются в спазме ударить по белому юркому шарику. С носка поднять на колено, с колена на плечо, голова, грудь, колено, сильный удар пыром — песочный замок маленькой девочки с жёлтым ведёрком становится небольшим оплывшим бугорком, девочка без возражений начинает новую постройку.

Самолёт напоминает культпросвет двадцатых, когда над охуевающими деревнями пускали такие же бипланные четырёхкрылые уёбища с притороченным к хвосту кумачовым плакатом “Бога нет!”

На пляж приходят узбек с товарищем, подходят близко к воде, товарищ собирается купаться. Узбек кричит ему вслед: только быстро, а то потеряемся, да! Потом снимает с себя джинсы, громко сетует: никто не говорит по-русски, а! сворачивается калачиком, и, подложив джинсы под голову, засыпает.

Здоровая жовиальная тётища в чёрном тюрбане и закрытом купальнике в продольную полоску проходит мимо в обнимку с худосочным сыном. Она настолько полна энергией, что я решаю искупаться.

Просыпается узбек и довольно правильно затягивает лашате ми кантаре.

Сильно тянет марихуаной. Я не вижу, откуда доносится запах, но через пару минут начинает казаться, что отовсюду.

Время, отведённое на чтение, почти без остатка истрачено на рассматривание тел и дел тел.

Малыши передо мной закапали другого малыша, поменьше, так, что торчит лишь его чёрная бритая голова. Орава потеряла к нему интерес и роет яму в пару футах от головы, голова молчит.

Пышно отряхиваясь, жовиальная женщина выходит из воды и направляется к лежбищу. Вдруг видит закопанного малыша, сверкает зубами, проводит рукой себе по горлу, бежит куда-то и возвращается с сыном под руку, показывая глазами на смешнющую картину.

Я встаю с привезённого брезентового кресла и иду в воду.

3 thoughts on “Как я провёл день

    • jovial прил. 1) относящийся к Юпитеру, подобный Юпитеру; величественный 2) веселый; общительный

      а вот отчего ты меня бонвианом обозвал я не понял :-)

Leave a Reply